ФЭНДОМ


>Магия голоса - 4

Примечания:

Мини-глава, в которой он одобряет её восхищение

Экстра. Общие черты

- А почему ты спрашиваешь? Я думал, ты понимаешь меня.

- Я не понимаю себя.

В кабинете сидели два человека и спокойно беседовали. Не так давно они буквально ненавидели друг друга, но внезапно нашли нечто общее в их интересах.

Каллиграфия свободно разлёгся на кровати, Руна сидела в кресле около двери. Атмосфера в комнате была довольно тёплой и дружеской, какая никогда раньше не возникла бы между этими двумя, но их диалог внезапно прервался.

- Когда ты понял, что не можешь спокойной смотреть на Саннако и Ура? - тихо спросила оранжевая.

- Во время её первой сладостной речи, - хмыкнул парень и уставился в потолок, - а ты?

- Во время его первой сладостной речи, ты прекрасно это знаешь, - с грустью в голосе ответила Руна.

Вновь стало тихо, и каждая буква думала о своей проблемной персоне. Их угораздило полюбить хозяев поместья, и пути назад ни один из них уже не видел.

- Почему ты не любишь Нако? На самом деле, она довольно добрая.

- А ей надо было об этом раньше думать, - Каллиграфия действительно ненавидел её, - перед тем, как вводить нас в состояние абсолютного шока. Особенно я боялся за тебя - ты больше нас всех вместе взятых восхищалась ей.

- Боялся за меня? Я не ослышалась? - девушка демонстративно приложила руку к уху и прислушалась.

- Ну да, - привстал фиолетовый, - мы все волновались за тебя. Кто-то меньше, кто-то больше, как тот же Шифр, но на тебе было сконцентрировано всё наше внимание.

- Шифр девушка, - нахмурилась Руна, - в любом случае, спасибо вам. В тот момент я действительно нуждалась в поддержке так, как никогда не нуждалась раньше...

- Обращайся, - бросил парень и снова упал на кровать.

Оранжевая всё ещё думала о том, кто для неё важнее: трое букв или одна лишь Саннако. Этот вопрос появился в её голове тогда же, когда промелькнула мысль: "Я приму её такой, какая она есть".

- Ты знаешь, Келли, я ведь и правда люблю её, - грустно сказала Руна, - я не знаю, кто из вас важнее для меня.

- То есть, ты не можешь утверждать, что это мы? - откуда-то из подушки спросил парень.

- Именно. Но и то, что это она, тоже не могу.

Девушку начало клонить в сон, и она была готова заснуть прямо в кресле и не сгонять Каллиграфию с кровати, но не стала. Она не любила спать, потому что сны, мучавшие её, были исключительно кошмарами. Перестав слышать её, парень сел и посмотрел в сторону двери, а затем, легко улыбнувшись, встал с кровати и подошёл к ней. Взяв Руну на руки, он перенёс её в ещё тёплую кровать и накрыл лёгким одеялом; она уже не могла совладать с желанием спать. Он сам сел в кресло и, устроившись поудобнее, тоже закрыл глаза.

В тёмном месте, где оказалась Руна, появился свет. Он озарил всё вокруг, и стало ясно, что девушка находится в лесу. Была глубокая ночь, вокруг ни одной живой души, и только взывающий свет из ниоткуда. Сомневаясь, оранжевая пошла к нему. Вскоре она вышла к огромной каменной стене, источавшей тусклый синий свет, а прямо впереди сверкала белоснежная дверь. Избавившись от страхов и плохих мыслей, Руна открыла её.

За дверью была стена, всё та же каменная и синяя. "Я сама играю с собой злые шутки; куда катится мир?" - подумала она, но не пошла назад. Камень за дверью не давал ей покоя, по крайней мере потому, что он отличался от прочей кладки. После долгого анализа, что же с ним не так, до девушки дошло - он был тёплым. Единственная тёплая часть души Нако, скрытая за светлой дверью и запертая в рамках дверного косяка, всё ещё ярко светящегося, - что же там находилось? Стоило только Руне дотронуться до стены, как та рассыпалась и исчезла пылью.

- Что я наделала? - с ужасом спросила она сама у себя, - что теперь с ней будет?..

Из открывшейся дыры донёсся шум листвы и журчание воды, прямо изнутри поместья. Хлынул лёгкий ветерок, и стоило только девушке протянуть туда руку, как она стала чёрной, словно обуглилась, и начала распадаться на мелкие частички, как пару мгновений назад распадалась сама стена. Тем не менее, тем оставшимся куском Руна ещё могла двигать, и ей даже не было больно. Она убрала руку и лицезрела её мгновенную регенерацию. Совершенно потеряв страх, она присела на колени и нырнула туда с головой.

- Да проснись же ты, чёрт тебя дери! - орал Каллиграфия, тряся оранжевую за плечи.

Та, придя в себя, тут же стала бодра.

- Чего ты кричишь? - она потёрла глаз, - что случилось, истеричка?

- Тоже самое хотел спросить у тебя, - парень присел рядом с проснувшейся, - кричала ты.

- Я? Отчего? Вроде, мне снился не кошмар, и ничего страшного там не было...

- Видимо, было, и очень даже серьёзное, - он указал на край оранжевой накидки, - твоя тлела. Ты же знаешь, что это значит? Ещё бы пара секунд, и ты могла заработать полную амнезию.

- Не может быть...

- Наши обложки стоит беречь, Руна, - Келли положил руку на её лоб, - у тебя высокая температура.

Он встал и пошёл к комоду, чтобы взять градусник, и вскоре вернулся, прихватив пару пачек таблеток.

- Я вообще без понятия, от чего они, но они не должны навредить, - подумав, он добавил, - наверное.

- Спасибо тебе, - улыбнулась девушка и повернулась на бок.

Спустя пять минут, парень попросил у неё градусник, который показывал 38 с половиной градусов. Выпив таблетку от температуры, а заодно и от головной боли, Руна спокойно легла.

- Почему ты любишь Ура?

Каллиграфия смутился.

- А почему ты спрашиваешь? Я думал, ты понимаешь меня.

- Я не понимаю себя, - вздохнула оранжевая, - я не знаю, почему мне нравится Саннако.

- Вот как. Наверное, я тоже не могу точно ответить тебе. - он задумался, - отчасти потому, что он может давать голоса. Как и Саннако, кстати.

- Ты хочешь сказать, что это главная причина?

- Быть может, нет, но сама посуди: получить голос уже много лет было нашей мечтой, и тут мы встречаем тех, кто может исполнить эту мечту, - Келли начал мечтать, - и он добрый, светлый, высокий, готов помочь в любой момент...

- Смотри не съешь свои пальцы, - усмехнулась Руна, - больно нехорошие у тебя фантазии, да?

- Как будто с тобой такого не случается, - парень взял себя в руки.

- Не в такой степени, это точно, - она подняла брови и посмотрела наверх, - а почему мне нравится Нако, а тебе Ур, а не наоборот?

- Что ж, хороший вопрос, - засмеялся фиолетовый, - вот такие мы с тобой неправильные, верно...

Внезапно открылась дверь, и в кабинет заглянул тульп.

- Идите обедать, все уже в столовой, - он заметил Руну, - что это с ней?

- Высокая температура, - пытался успокоить голос Каллиграфия, - я принесу наши порции сюда.

Подойдя к двери, он остановился. Ур вопросительно уставился на него.

- Чего встал? Света недостаточно, чтобы ходить?

- У тебя красивый цвет волос, - улыбался парень, - он идеально подходит к твоим глазам.

Этот неожиданный комплимент удивил и смутил Ура, и он, откашлявшись, повторил:

- Все уже в столовой, они ждут.

Из-за поворота показалась Саннако.

- Где вы застряли? Мы даже заволновались...

- Уже идём, - тульпу пришлось взять Каллиграфию за руку, чтоб тот сдвинулся с места.

- А где же Руна?

- В комнате, у неё высокая температура, - еле ответил парень, постепенно утаскиваемый к лестнице.

- Боже-боже, как она?

Саннако побежала к кабинету и крикнула вслед:

- Не ждите, начинайте без нас!

Она без стука забежала в комнату и выпалила:

- С тобой всё в порядке?

- Саннако! - девушка привстала.

- Нет-нет-нет, лежи, - она подошла ближе, - что у тебя болит?

- Т-только голова, но Келли уже дал мне таблетки...

- Какой молодец, - усмехнулась Нако, - он очень заботлив, да?

- Не всегда, - специфично ответила Руна, - только с теми, кого...

Она внезапно поняла что-то и широко раскрыла глаза от удивления.

- ...Любит?


>Экстра. Немые близнецы

IMG 20150509 011654

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики