ФЭНДОМ


Он доверял ей...

Он привык ей доверять, черт возьми.

Хотя порой от ее шуточек в его душе пелась carmen horrendum.


Например сейчас, когда он пришел в назначенное ей место встречи, а именно странный покинутый дом на окраине, и его чуть не пришибло упавшей с потолка балкой. Здесь было сыро, холодно и воняло какой-то гнилью. Ник еще раз осмотрелся. Дом будто бы был покинут в спешке - все вещи оставались на своих местах, и лишь от прошедшего времени и сырости на некогда красивом персидском ковре и обивке одного из кресел начала расползаться плесень.

Парень вздохнул, и, накрутив на палец тонкую косу каштановых волос, что свисала с левой стороны его лица, запрокинул голову, дабы убедиться, что больше на него ничего не рухнет. На потолке виднелись останки росписи, а также гирлянды вековой, казалось бы, паутины.


-Ио! Dimidium animae meaе! -позвал он, и эхо тихим гулом отозвалось ему. Кроме него Ник услышал лишь тонкий перезвон стекляшек на пыльной люстре, некогда претендовавшей на то, что она сделана из чистого хрусталя. Несколько этих сткляшек валялись на полу под ней, и рассмотрев их вблизи, ему стало очевидно, что никакой это не хрусталь. И тем не менее, он поспешил убраться из-под люстры.

У дальней стены располагалась лестница на второй этаж. Ник осторожно ступил на первую ступеньку, опасаясь того, что она обвалится прямо под его ногой. Но нет, вроде выдержала. Половину лестницы ему удалось пройти без приключений, однако одна из ступеней оказалась покрытой какой-то скользкой дрянью, на которой он благополучно навернулся, и, грохнувшись на спину, отмерял ей уже пройденный путь. По инерции проехав до какого-то комода и больно стукнувшись об него башкой, он сшиб с него какую-то вазу, и та, приземлившись на его и без того несчастную голову, окончательно выкинула его из сознания.


Они встречались sub rosa, так же, как и она посещала академию. Он раскусил ее ложный образ совершенно случайно, когда им довелось столкнуться в толпе первокурсников. До того момента Ник свято верил, что вольнослушатель Ио - просто болезненный парнишка, которому невмоготу посещать все занятия... И правда, не шибко длинные волосы, мальчишеский костюм и прочие уловки недурно работали. В тот день он поклялся самому себе, что не проболтается, ведь если уж ей так были нужны эти лекции, что она пошла на столь отчаянный шаг, подставлять ее было бы как-то мерзко с его стороны. Однако с того же дня у него появилось непреодолимое желание видеть ее вновь, чувствовать тот терпкий запах странного букета специй, что тянулся за нею следом... Прежде он даже не замечал его. Перемены начались и в нем самом. Много раз он уже ловил себя на мысли, что не слушает лекции, отвлекаясь на мысли о ней. Сокурсники начинали подтрунивать над ним, мол посмотрите-ка, наш Ник-холодное-сердце влюбился, и требовали выдать имя таинственной незнакомки, что смогла разбередить душу столь увлеченного учебой юноши. Он лишь отшучивался, что быть такого не может, и все они врут.

И в один прекрасный день, мысленно сказав себе, что аudentes fortuna juvat, он выловил ее на улице, идущей от академии, и, затянув ее в подворотню и прижав к стене какого-то дома, чтоб не сбежала, выпалил: -Я знаю, Ио.

-Что? Что вы знаете? -дрожащим голосом спросила она, поспешно добавив: -Кто вы?

-Я никому не скажу, любовь моя... -прошептал он, глядя в ее глаза.

-Пустите! -Ио попыталась вырваться, но он лишь крепче прижал ее к себе.

Простое влечение Ника в непосредственной ее близости начинало превращаться в одержимость. Медленно, наслаждаясь случаем, он водил рукой по ее ровной спинке, затем поднимаясь к шее и затем запуская пальцы в густые черные волосы с редкими седыми прядками. "Надо будет спросить, откуда они у нее,"-отметил он мысленно про себя, продолжая тискать девушку, начинавшую всхлипывать и что-то тихо шептать.

Как же ему нравилось ее тело... И ладная фигурка, и небольшая грудь, которая явно была ощутима сейчас, когда он прижал ее к себе. Хотелось всего и сразу, однако пока он лишь приподнял ее голову за подбородок, и, вытерев пальцем слезы с ее заплаканного личика, поцеловал ее. Хотя нет, не так. Ник впился в ее губы, целуя жадно и властно. Что-то, а именно она, дурманило его рассудок, и он остановился лишь тогда, когда девушка в его руках притихла и перестала сопротивляться. Он ослабил хватку, беспокоясь, что мог ненароком придушить ее, ну а она, воспользовавшись моментом, что было сил наступила ему на ногу, и сбежала.

Потом она долго избегала его. Он начал понимать, что нужно было быть куда осторожней, ведь он нешуточно напугал ее... И все же потом она сменила гнев на милость.


Ник понемногу начал приходить в себя. Он лежал... Или сидел? На чем-то мягком, причем спиной отчетливо чувствуя фактуру ткани, из чего можно было предположить, что рубашку с него кто-то стянул. Затем он уловил чью-то речь возле себя... Ее. да, определенно это был ее голос.

-Дурак, я же говорила подождать на улице...

Встречались они не так уж и долго, всего лишь около месяца, как она простила его дурацкую выходку. С той поры он во всем потакал ей, прямо ужом возле ног вился. Она выбирала тихие безлюдные места встреч сама, чтобы знать, что не увидит ни одна живая душа. И ей это удавалось, и все было ровно да гладко. И Ник привык доверять ей.

-Ты же не спишь, мерзавец, -вновь он услышал ее голос. Она словно чем-то была раздражена.

-Зачем же так грубо? -вздохнул он, как бы нехотя открывая один глаз, и обнаруживая себя прикованным к какому-то креслу. -Хэй... Я решительно ничего не понимаю.

-А тебе уже и не нужно, -елейным голоском произнесла она, усаживаясь к нему на колени, тем самым уводя его внимание от преобразившейся комнаты. -Ник...

-М? -спросил он, не сводя с нее глаз. Да, вот такой он видел ее впервые... Кроме узких брюк из привычного на ней ничего не было. Зато был черно-белый корсет, к которому крепились длинные широкие рукава из непонятной материи. Лицо Ио скрывала вуаль. -Скажи, прошу...

-Ты больше никогда не вернешься к своей прошлой жизни, Ник... Тебе нужно новое имя, определенно... -как-то путанно говорила она. -То... НикуТо, -протянула она, проведя рукой по его шее, что стала несколько чувствительней, чем нужно, поскольку парень вздрогнул, закрыв глаза, и спустившись ниже, к его груди, где... Где появилась замочная скважина со вставленным в нее небольшим ключом.

-Что за... -пробормотал он, на всякий случай добавив: -Не трогай ключ...

-Забавный, -рассмеялась она. -Это я его там оставила... Чтобы ты... Помнил обо мне. Никуто, -она коснулась пальчиками ключа. -Теперь не будет никого, кто бы запустил твое сердце, Никуто. Да это и не нужно - ты ведь умрешь теперь, если оно станет биться вновь.

-Эй! Что ты... Творишь, -выпалил он, и она достала ключ из замочной скважины. Пару секунд они молча смотрели друг на друга, прежде чем он отключился вновь.


Он очнется на обочине какой-то проселочной дороги, в пыльной канаве. Он поправит серый грязный шарф, и, сев на землю, попытается хоть что-либо вспомнить. Но вряд ли ему это удастся - в его голове останется лишь одна фраза с насмешливым девичьим голосом: "НикТо, теперь ты - Никто..."

_________________

Примечания и сноски:

  • Carmen horrendum — «песнь, наводящая ужас»
  • Dimidium animae meae — «половина моей души»
  • Sub rosa — «под розой» (тайно)
  • Audentes (audaces) fortuna juvat — «удача (судьба) сопутствует смелым»

-

Алфавит

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики