ФЭНДОМ


Он всей душой ненавидел края плит Шедоузгона. Ненавидел, боялся, избегал. Но всё равно при любой возможности прыгал вниз, ощущая то самое чувство полёта, наслаждаясь той болью, которой отзывалось тело, когда его вышвыривало обратно на эту же плиту.
Он всей душой ненавидел яды, но при любом удобном случае стремился попробовать и потом блевать до потери пульса.
Он всей душой ненавидел себя за то, что порой хотелось искусать нежные шею и плечи Каджа до крови, чтобы потом слышать его тихие всхлипы и слизывать тягучие соленые капли черной крови. ДУАУО не один раз говорил ему, что демиург должен проживать реинкарнацию до конца, дабы не нарушать законов мира, куда приходит, но он посылал его далеко и надолго.

Первый цикл. Гулишь, держишь рыбомордого отца за руку, собираешь искры, пытаешься плыть, но так, как у бати, не получается. Батя качает головой, наблюдаешь, как колышутся его оранжевые плавники. Батя что-то говорит тебе, а потом всё исчезает и ты оказываешься где-то в другом мире совершенно один... Пожалуй, это был единственный мир, где он слушал ДУАУО.
Из каждого следующего цикла аЭльм возвращался, выпиливаясь, швыряя в ДУАУО дневник и "залегая в спячку". ДУАУУ пытался вразумить его, но было тщетно. Из каждой реинкарнации он возвращался, подстроив несчастный случай, испробовав яд, вскрывшись или выйдя из окна. Он считал это единственным выходом в ситуациях, в которые попадал... Абсолютно неприспособленный для жизни, озлобленный на всех инфантильный подросток. Из некоторых миров ДУАУ приходилось самим забирать его, забирать из девиантных слоев общества. С каждой реинкарнацией он всё больше сходил с ума, не поддаваясь влиянию отца. Он калечил себя как мог, выплескивая наружу всё, что держал внутри. К пятьдесят пятому возвращению его кровь потемнела настолько, что из алой стала чернее туши.

Он устал. То ли от постоянного бегства от проблем, то ли от своего существования в принципе. Он никогда не любил, никогда не чувствовал себя нужным. Большую часть своего бытия аЭльм в Шедоузгоне беспробудно бухал, сторонясь братьев. ДУАУО знал, что аЭльм в силу того, что был создан первым, крайне дефективен, и пытался сам заниматься подбором миров для его реинкарнаций, но в итоге плюнул и вместо благополучной семьи в пятьдесят шестой раз выкинул его на произвол судьбы в эльфийском лесу. В том мире аЭльм почувствовал себя нужным хотя бы одному человеку... Но полюбить так и не смог. Наблюдая за ним там, ДУАУУ считал, что они наконец-то нашли верный подход, но после смерти того эльфа осознал, насколько они ошибались. Безумие аЭльма развилось вновь с прежней силой, выплескиваясь через край на существо, оставленное тем единственным дорогим для него человеком. АЭльм переступил через черту привычных ему отношений.

Долго отказывавшийся от помощи, он приволок эспера с собой в Шедоузгон. Тот еще не знал, сколько кругов ада перенесет здесь... АЭльм насиловал его как морально, так и физически, в конце концов сломав его. Некогда своевольный эспер оставил попытки сопротивления и сдался, став единственным существом, способным терпеть его выходки. Спустя некоторое время аЭльм успокоился. Потом против воли ДУАУО он притащил Пророка, и эсперу пришлось приложить немало усилий, чтобы успокоить демиурга и создать ему замену откушенной в гневе отцом руки. Потом появилась Коетри, и весь Шедоугон выдохнул с облегчением - спокойного и кроткого аЭльма давно не видел никто. С её исчезновением всё начало возвращаться в старое русло.


Он сидел на краю плиты демиурга, исступленно смотря вникуда и изредка отпивая блэйзер из горла. -Я трымаю у далонях нешта болей, нешта болей...

-Авиер...
Кадж, осторожно и тихо ступая, подошел к нему абсолютно незамеченным. Он опустился рядом с аЭльмом на колени, затем сев на пятки. Попытался заглянуть в глаза демиурга, но те были абсолютно пустыми и ничего не выражали. Книжника передернуло. Это был не лучший знак, особенно сейчас.
-Авиер...

Синеглазый положил руки ему на плечи, затем прильнув и обняв его. Темноволосый даже не шелохнулся.
-Авиер, мне страшно...
-Если ты думаешь, что мне сейчас жизненно необходимо сорваться на ком-то, то ты ошибаешься, -глухо произнес демиург. -Свободен.
-У тебя просто убитое состояние... Ты сам на себя не похож.
-А много ли ты знаешь, аКайо?

Книжник смутился и отвел взгляд. Сказать больше было нечего, но и оставить Авиера сейчас было нельзя. Всё стремительно падало вниз. Авиер приподнес бутылку к губам за новым глотком, но Князь быстро перехватил его руку, расплескав блэйзер. Темноволосый хмуро посмотрел на него и сменил кофту, щелкнув пальцами. У этой рукава были короче, и синеглазый мог видеть вновь проступившие от прошлых реинкарнаций белые полосы шрамов на его запястьях.
Молчание выходило каким-то нехорошим. Каджу хотелось что-то сказать, но он не мог подобрать слов... Он чувствовал себя странно, особенно после того, как в памяти навязчиво всплывало то, как он поклялся, что никогда не будет любить его.


-Авиер!

Оклик заставил демиурга флегматично повернуть голову в сторону звука, а затем вскочить на ноги и уступить своё тело ДУАУО.

Предыдущий эпизод: Следующий эпизод:
Вдох-выдох 11. Леди
Спин-офф 5. Реверс
Спин-офф 6. Жнец
Вдох-выдох 12. Стекло

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики