ФЭНДОМ


Если долго-долго бродить по улочкам этого небольшого города, то рано или поздно вы выйдете к Shagows gone, или же в простонародье - вишневой аллее.

Это место всегда поражало приезжих своей красотой - и аккуратные домики, и вишневые деревья окружавшие их будто бы сошли со страниц какой-то книги. Но была здесь постройка, привлекающая взгляд в первую очередь.

Этот отель всегда был странным, черт возьми. Создан он был в викторианском стиле со всякими причудами и маленькими балкончиками, высотой был где-то в пять этажей, выкрашен в темно-бордовый цвет... Но странность была не в этом. В нем жило несколько перманентных постояльцев, которых, откровенно говоря, побаивались. Шутка ли! -стоял перед тобой минуту назад человек, беседовал, да вот раз - и исчез.

Но тем не менее, люди приходили.

Изрядно побродивший по городу рыжий парень поставил свои котомки на плитку пешей дорожки перед отелем и с облегчением выдохнул. Наконец-то он дошел. Приглашение он получил еще неделю назад, да вот добраться получилось только сейчас. Он достал из заднего кармана голубых джинсов помятую бумагу с изображением отеля. Да, это определенно был он, можно было не сомневаться - подобного здания в округе было не сыскать.

Отель назывался "БаНКа ДжЕмА". Именно таким задорным шрифтом. Именно в таком виде, пляшущими буквами название располагалось на фасаде. Почему так, а не иначе, а точнее, как у нормальных людей, Рон не задавался целью узнать. Да и ему было безразлично - когда тебе, несложившемуся жнецу душ, а впоследствии нищеброду, предлагают халявное место в неплохом отеле, да еще и с полным довольствием, то не особо думаешь о каком-то там названии. Итак, позволив себе передышку, он вновь вздохнул и, подняв свои пожитки, двинулся к двери "БаНКи".

Слава богам, с дверью возиться ему не пришлось - ее открыла миловидная девушка с красными волосами, в простоватого вида голубом платье с черным корсетом. -Наконец-то вы прибыли, -прощебетала она, и затем спросила: -Авокадо?

Рон некоторое время пытался понять что же она все-таки спросила, и только лишь когда он вспомнил текст приглашения, он понял. В бумажке черным по белому было написано: "на первый заданный вам вопрос ответьте "авокадо" - с этого момента это слово является вашим кодом. Не забудьте."

-Авокадо, -устало произнес рыжий, считая всю эту затею с паролем бредом.

-Рады видеть вас, -улыбнулась она. -Следуйте за мной.

И с этими словами она зашагала вдоль по коридору, да так быстро, что он едва успевал за ней. Вышли они к столу портье, сделанному на манер тех, что бывают в забугорных фильмах. За столиком стоял скучающего вида товарищ, и увлеченно грыз конец карандаша, разглядывая какую-то газету. Причем стоял как-то странно, отклячив задницу и облокотившись на низковатую для него стойку.

-Господин, -осторожно произнесла красноволосая. -Авокадо.

-Ась? -товарищ отовался от своего, безусловно, интересного занятия и поднял голову, осматривая пришедших.

Рон мог поклясться хоть собственной жопой, что уже видел эти уставшие ореховые глаза. Только вот где? Этого он вспомнить не мог.

-Мальчик Ронни! Ронни Паранормал! Сколько лет, сколько зим! -внезапно воскликнул он и вышел из-за стойки. -Рад видеть тебя здесь, и надеюсь, я не ошибся в тебе.

Мальчик Ронни. Подобное обращение ввергло рыжего в ступор. Ему было уже далеко за двадцарик, хуя себе мальчик. Хотя Рон помнил того, кто мог себе это позволить. Слишком уж хорошо помнил. Еще бы ему не помнить того, с кем делил постель и кров практически семь лет к ряду. Однако тот демон, Хатори Лонгшедоу, или Тори, как он позволял его называть, кинул его год назад, даже не попрощавшись. Просто исчез. Именно тогда жизнь рыжего рухнула и пошла под откос. Потому что он потерял все, что имел. А ведь когда-то именно из-за демона Рон бросил свою учебу в лицее жнецов... Парень попытался отбросить все эти дурные мысли. Во всяком случае, он думал, что хоть здесь он сможет забыться.

-Э-эй! -товарищ из-за стойки пощелкал пальцами у него перед глазами. -Неужно так спать охота?

-Да. Спать, -как-то отвлеченно ответил рыжий, про себя отмечая, что глаза у Тори все же были зеленые, а следовательно, нихера это не Лонгшедоу. Это успокаивало, но в то же время давало новую мысль к размышлениям, а откуда это чмо болотное может знать его, да и Тори в том числе.

-А, ну ясненько, -ванильно сказало чмо болотное, да так, что Рон подумал, что тут еще этого сердечка рядом с башкой, как в японских мультиках, нехватает. -Пойдем покажу тебе твою комнату, радость моя.


В пути до комнаты парень успел узнать, что товарища звали Виктор, и еще один немаловажный факт. За проживание здесь он должен будет петь.

Возглас протеста о том, что он никогда в жизни не пел и вообще не умеет, чмом болотным был отклонен, и остаток пути Рон пытался вспомнить какие песни он вообще знает, а так же тупо пялися на идущего впереди товарища.

У Виктора была неплохая фигура, только вот какая-то не мужская. Уж сзади так точно, поскольку задница болотного чмо, втиснутая в узкие серые джинсы и слегка скрытая лавандового цвета шелковой рубашкой, была такой круглой и ладной, что воображение дорисовывало прехорошенькую дамочку из разряда тех, что обитают на улице с красным освещением. Однако все же перед ним было все еще болотное чмо, собиравшее свои хер-пойми-какого цвета, возможно бывшие когда-то мелированными, патлы в крысиный хвостик, тем самым открывая на всеобщее обозрение щеку и часть шеи, испещренные угрями, трупными пятнами и прочими радостями жизни, носившее серый шарф-палантин вместо галстука, а также ревностно обожавшее свои глубокого черного цвета ботинки с белой подошвой. Последнее Рон понял, когда случайно наступил ему на ногу, и тот что-то злобно прошипел, возможно на непереводимом эльфийском фольклоре.

И вот наконец-то комната была найдена. Виктор торжественно вручил ему ключ, и со словами "не проеби его, и приходи на ужин в шесть. Это на первом этаже, не заблудисся" усвистел куда-то обратно по коридору.

Не долго думая, рыжий всунул ключ в замок, и, провернув его до характерного щелчка, открыл дверь и вошел в комнату. Сказать, что Рон офигел от вида обстановки - это ничего не сказать. Комната один-в-один напоминала ту однушку, где они жили с Хатори. Парень подумал, что это глюк, но после того, как комната, состоявшая из кухоньки, ванной, коридора и сравнительно небольшой жилой комнаты, была исследована вдоль и поперек, он убедился, что это не так. Даже книги в шкафу были настоящими. На мгновение рыжему показалось, что это те же самые издания, но... Нет. Книги были относительно новыми. Хотя на самой верхней полке, в глубине шкафа, он нашел небольшую книжку в потрепанной мягкой обложке... Рон знал ее от корки до корки.

"А что, если... -подумалось рыжему, когда он взял книжку и дрожащими пальцами перелистнул пару страниц в поисках двадцатой. -Что если это та самая?" И он оказался прав - в тексте на заветной двадцатой были подчеркнуты два слова - душа моя - и внизу страницы намалевано небольшое сердечко и сделана пометка "ты знаешь". Тот самый почерк... Рон узнал бы его из тысячи. Аккуратные буквы, по-старинке украшенные дополнительными петлями, палочками и вензелями, ровно ложились вправо, будучи написанными левой рукой.

Парень тихо взвыл, но книжку из рук не выпустил. Это место нешуточно бередило старую память, которую он пытался безуспешно вычистить уже целый год... Надежда отвлечься от прошлой жизни таяла с каждой минутой.

Все еще держа потрепанное издание в руках, Паранормал вернулся к своим котомкам, оставленным в коридорчике. Он решил, что весь хлам он разберет позже, а сейчас достанет лишь одну вещицу, которой здесь не хватало. Вскоре в его руках оказалась небольшая деревянная рамка со стеклом, под которым лежала довольно старая фотокарточка. Рон невольно сглотнул.

Фото было сделано еще до иллюзии Лонгшедоу. Рыжему еще было только шестнадцать, он заканчивал среднее звено школы в то время... Счастливое время, когда для улыбки не нужна была причина, ровно как и на снимке его глаза светились счастьем просто так. Парень разглядывал себя на фотокарточке, и понял, что внешне ничуть не изменился.

Разве что за год отсутствия Хатори наконец-то стал чуточку старше. А так... Та же голубая рубашка в клетку, та же желтая кофта, те же джинсы, те же убитые в хлам красные кеды, тот же километр фенечек на руках... Тот же кулон на шее. Серый зуб, выточенный из какого-то камня, кажется, кошачьего глаза, подаренный ему некогда тем зеленоглазым. Сейчас Рон носил его под одеждой, но все же носил... Почему? На этот вопрос он не мог дать ответа и сам. Просто привык к довольно тяжелой бирюльке у себя на груди.

За спиной рыжего мальчишки на карточке стоял темноволосый демон, одетый в серую рубашку, черные брюки и туфли, на его шее был завязан серый шарф, аки галстук, а на носу висели очки в прямоугольной оправе. Стоял он, зарывшись носом во всклокоченные волосы рыжего и распахнув свои большие темно-красные крылья, немного закрывая ими пацаненка. Хатори. Да, пока они еще не сильно близки... Более того - это был чуть ли не первый намек с его стороны. Тогда Рон не принял это всерьез... Он поймет это чуть позже, когда его едва не изнасилуют в подъезде и сломают ему нос, когда он доберется до дома лишь потому, что Лонгшедоу окажется поблизости. В тот день-то все и завертелось. Толчком послужил робкий поцелуй в щеку, сделанный Роном в состоянии аффекта. Тори же, не рассчитывавший на столь быстрое развитие событий, в школе потом дня с три не появлялся, и вот тогда... Рыжий увидел его на крыше, и естественно нашел способ попасть к нему. Демон же, убедившись в привязанности мальчишки, начал свою игру, выкинув его в будущее, на пару лет вперед, внушив ему для начала, что они не знакомы. Он все продумал до мелочей, и тем самым не только спас свою жизнь, но и получил бесплатный источник энергии, готовый безропотно его подпитывать по любой просьбе... Лонгшедоу питался эмоциями, как оказалось. Так что все его поступки на благо Рона делались ради того, чтобы тот мог больше отдать - после одного нелегкого сражения Хатори требовалось восстанавливать свои силы... Однако рыжий уже успел влюбиться окончательно и бесповоротно, и по этой причине так ничего и не заподозрил.

Парень поставил рамку на стол и уселся на тахту, поджав под себя ноги. В некотором роде это был акт душевного мазахизма - достать эту фотокарточку. Но тем не менее, отчего-то Рону хотелось, чтобы она стояла там, где стоит сейчас. Может быть оттого, что она стояла там ВСЕГДА?

Паранормал завалился на бок и закрыл глаза. Теперь, как на грех, вспоминались жаркие ночи, когда они готовы были отдаться друг другу без остатка... Особенно первая. Та, когда все пошло не так, как он ожидал. Та, когда он впервые ощутил жар тела демона всем своим. Та, когда несмотря на настойчивые и грубоватые действия Тори вырываться из его рук не хотелось.

Ночь познания... Рон почувствовал, как сладко заныло внизу живота только от одной мысли об этом. Тихо выругавшись, он свернулся калачиком и попытался отогнать эти мысли. Это удалось не сразу, но через считаные минуты после успешной попытки его успокоил сон.

Предыдущий эпизод: Следующий эпизод:
Категория:Отель на вишневой аллее День 1. Князь


IMG 20150509 011556

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики