ФЭНДОМ


Иногда Хатори нравилось наблюдать за тем, как люди сжигают себе подобных на кострах, обвиняя их в связи с нечистой силой. Нечистая сила же искренне потешалась надо всем этим и глумилась, стоя в тени.

Да и критерии отбора были крайне дурацкими... Вот например, если вы рыжая зеленоглазая девушка - то вы определенно ведьма, даже не спорьте. А если у вас на лице или теле в целом есть родимые пятна или простые родинки - то вообще не стоит надеяться на спасение.


В связи с болезнью, выкашивавшей целые города, люди ударились в этот маразм еще сильнее, и подобные публичные казни проводились чуть ли не ежедневно... Вот и сегодня. Площадь, костер. Лонгшедоу прячется в толпе, наблюдая, как ведут очередную узницу с мешком на голове. Ее босые ноги заплетаются, и инквизитор ударяет ее по спине, чтобы шла быстрей. Узница спотыкается, но всем на это ровным счетом наплевать.

Хатори не чувствует от нее никакой посторонней энергии: ни темной, ни светлой... Вновь ни за что осужденная человеческая особь. Это уже становится неинтересным.


Инквизитор сдергивает мешок с головы узницы, ее рыжие локоны волнами ложатся на плечи... А ведь хороша, чертовка! Демон пристальнее вглядывается в ее бледное личико и понимает, что той уже и так осталось недолго - чумные язвы было ничем не скрыть.

-Где же ваш бог? Где он? Почему он не хочет спасти нас? Почему дает нам умереть?

Она бы продолжала и дальше, но ее быстро заткнули, засунув в рот какую-то тряпку. Та всхлипнула и задрожала, проведя взглядом по толпе. Ее глаза будто молили о помощи, но был ли тот, кто внял бы ее мольбам?


И вот ее уже привязывают к столбу, подкладывают под ноги солому... Но факел все не может загореться. Тот, кто понял ее, нашелся и мешал этому... Когда палач плюнул и зажег солому с помощью кремня, Лонгшедоу остановил время и залил костер водой. Затем он посмотрел на лицо узницы и провел по нему рукой, заживляя гноящиеся язвы. Он позволил ей ожить раньше остальных, и та спросила:

-Ты - бог?

-Ты все узнаешь, -уклончиво ответил шатен, и, вновь вернувшись на свое место в толпе, запустил время.


По толпе прошерлся шепоток, мол, чудо божие, не сгорела и исцелилась... Инквизитору под натиском народа пришлось отпустить новоиспеченную "святую". Настоящая нечисть в тайне ухмылялась в толпе.


Стоило палачам объявить о помиловании и отвязать ее от столба, как бывшая узница стремглав побежала в сторону своего дома. Демон неспешно направился за нею.

Вычислить ее хибарку на окраине не было чем-то невозможным, тем более, что после того, как Хатори исцелил узницу, он чувствовал ее как себя. Тихий стук в дверь. Она боязливо выглядывает... На ней все еще кроме той рубашки, в которой она была на площади, ничего нет.

-Вы... -тихо произносит "святая".

-За должком пришел, впусти, -отвечает ей демон, заставляет ее подчиняться.

-Вы... Вы не бог... -выдыхает она, закрывая дверь за нежданным гостем.

-Как видишь, -отзывается шатен, позволяя ей увидеть его крылья.

Она вскрикивает, но Лонгшедоу закрывает ей рот ладонью.

-Я всего лишь местный знахарь, за что мне это все... -шепчет "святая".

-Не бойся, я многого не спрошу, душа мне твоя не нужна, -ухмыляется демон.

-Что же тогда? -она вскидывает на него взгляд зеленых, будто крыжовник, глаз.

-Просто отдайся и будем в рассчете.

-Эээто не правильно... Противоестественно... -всхипывает она.

-Почему же? -демон задирает ее рубашку, заставляя молодого знахаря краснеть со стыда. -Эх, ведьма...


Как говорится, когда это его останавливало.


-Покиньте город завтра же, едва рассветет, -произнес шатен, стоя у дверей.

-Почему? -спрашивает рыжий, кутаясь в одеяло.

-Я думаю, вам не нужны лишние проблемы... И выкрасьте волосы в иной цвет при первой же возможности.

-Я не могу идти с вами?

-Нет, для вас это будет слишком опасно... Ах да, теперь вас не тронет ни болезнь, ни кто-либо из нас. Прощайте.


Демон покинул хибарку, не обращая внимания на мольбы молодого знахаря. Не хватало тут еще к людям привязываться...

-

IMG 20150509 011610