ФЭНДОМ



Примечания автора:

Внеочередной сборник драбблов и Ави-Князевских поебулек, мда. Вообще не планировал это сливать, мазафака, зачем я это делаю боже мой боже мой боже моооОООоой

Вообще поебульки не в каждом драббле будут, а по настроению. 


Причем здесь красная рубашка и белый парик? Потому что данные вещи будут проскакивать в каждом из драбблов, как атрибутика Эммануэля ака прошлой жизни Авиера. Вот такие дела-делишки. 



Часть Содержание
Ты так и не научился пить

-Не мог бы ты отвернуться на пару секунд? Я кой-чего не успел...

Синеглазый недоуменно смотрит на него, затем пожимает плечами, мол, как знаешь, и все же отворачивается. Странный он какой-то сегодня, этот Авиер...

Он касается его плеча мягко, почти невесомо, заставив вздрогнуть. Князь оборачивается и замирает в нерешительности вообще что либо сказать. Весь день его не покидало чувство дежавю, особенно когда Авиер внезапно стал каким-то приторно-сладким и наивным. Все эти побрякушки на длинной шее, беспрестанно дилинькавшие и звякавшие при ходьбе, тоже на что-то намекали, но особой проницательностью брюнет не обладал, поэтому оставалось лишь думать, где и когда все это было видено. И вот теперь, когда на А красовалась алая рубашка, всё ложилось на свои места, как и длинные белые пряди на плечи.

-Эээй, не молчи, -парень пощелкал пальцами перед глазами синеглазого.

Князь осторожно, боясь, что все это сон, протянул руку и коснулся белых волос. Мягкие... Словно у Морфа. Но какие-то неестественные, словно выдранные из художественной кисти. Ну да, скорее всего А купил парик в одной из тех предновогодних лавочек, где они бездумно шатались в поисках подарков его дорогой родне. Определенно, синеглазый не заметил эту покупку, поскольку выл вымотан этими походами и считал ворон.

-Сегодня твой двадцать второй день рожденья, княже. Да, знаю, не юбилей, но... Я так и не придумал, что могу тебе подарить.

Дух все еще продолжает разглядывать занятное зрелище. Точь-в-точь Эммануэль, и лишь ехидные ореховые глаза выдают Авиера с головой. Не успел, что ли, линзы купить?

-С линзами, правда, не выгорело - цены кусаются, -словно бы читая мысли, поясняет парень.


-Ты еще скажи, что у тебя тот самый бальзам, который мы у Тео спиздили, есть, -со смешком произносит Князь.


-Ну, не совсем то, но... Чем богат, как говорится, -А отводит глаза.


-И ты...


-Что? -карие глаза вопросительно смотрят в синие, иногда моргая.


-Ты пил?


-С чего ты...


-Это было несложно предположить... Всего лишь одно из немногих приятных воспоминаний. Элю хватало совсем немного для храбрости, -черноволосый проводит ладонью по его щеке, заставив того зажмуриться. Кожа юного эльфа всегда была гладкой и нежной, в отличие от покрытой язвами и рубцами кожи А. Это несколько печалило.


-Что-то не так? -еле слышно спрашивает парень. -Всё очень даже так, -выдыхает синеглазый и, притянув Авиера к себе, целует его.

Он прекрасно знает, что всё это неумелый обман зрения, но сейчас он был благодарен ему. Это определенно было тем, чего ему не хватало все это время после появления кареглазого в его жизни. Авиер был слишком самоуверенным и самостоятельным, а ему, Князю, был нужен недотепа-Морф, которого нужно было оберегать от всякого дерьма и любить. И сейчас то, что немного вошло в привычку, неумолимо брало верх.

Брюнет разрывает поцелуй и прижимает горе-косплеера к себе, зарываясь носом в белые патлы. Вот теперь чувствуется, что от него пахнет вишневым пивом и еще чем-то сладким... Шоколадным ликером? Чертов гурман и эстет. А волосы парика все равно воняют синтетикой. Немного обидно. Дух чувствует, как колотится сердце паренька. Волнуется? Он сказал бы, что даже очень. На автомате с губ слетает привычное "тише-тише-тише" и он целует кареглазого в макушку.

Затем синеглазый немного наклоняется и, отодвинув край ворота рубашки, легко целует Авиера в шею, затем еще раз, чуть ниже, и в тонкую ключицу. Почти как у Эля...

Рубашка, к счастью, не совсем такая, как у М... Пальцы Князя ловко высвобождают пуговицы из петель одну за одной. А то ли находится в ступоре от этой инициативы, либо действительно ему тоже для храбрости не многого надо. Впрочем, одно другому не помеха... Дух вскользь проводит кончиками пальцев по спине кареглазого. Тот немного прогибается, прижавшись ближе к нему, из-за чего они оба ненадолго теряют равновесие и делают пару шагов куда-то назад. Неужели руки синеглазого настолько холодные? Но в открытую Авиер не жалуется, совсем как...

Еще один шаг назад - и черноволосый заваливается на тахту, увлекая за собой горе-косплеера. Теперь кареглазый лежит рядом, вцепившись в его плечо... "Подмять его под себя было бы куда круче," -проносится в голове мысль, которую дух решает воплотить в реальность. ... рассеянно разжимает пальцы и оказывается под Князем. Шмыгает носом...

Синеглазый ненадолго замирает, вновь разглядывая. Искусственные волосы ... разметались по подушке, некоторые из побрякушек, висящих на шее, безнадежно в них запутались. Глаза его почти закрыты, а дыхание становится каким-то рваным. Словно... Такой же робкий и нерешительный. Князь вновь касается его губ своими, и тот охотно отвечает, вдобавок проводя рукой по спине брюнета, заставляя его плащ расползаться темной дымкой. Духу начинает казаться, что запах этого дурацкого вишневого пива начинает дурманить голову и ему самому. Он отрывается от губ партнера, целуя его в подбородок, затем в шею, в едва заметный бугорок кадыка и дальше, дальше, к животу, бывшему всегда особенно чувствительным.

Никогда не мог объяснить, отчего его всегда тянуло к незадачливому эльфу... Можно же было и в другие стороны смотреть. Так нет же, сдался ему этот инфант...

Инфант, которого так хотелось... Сделать своим, целиком и полностью, чтобы никто больше не касался хрупкого драгоценного сокровища. С мозгами явно не все в порядке, ведь с Авиером бы никогда... Впрочем, к черту все, когда есть Эммануэль, который может исчезнуть в любой момент. И руки синеглазого продолжают ненавязчиво блуждать по телу беловласого, заставляя того иногда тихо поскуливать. Сапоги давно уже сброшены на пол, да и брюки не были какой-то особой преградой... Ноги Морфа похабно разведены в стороны, а член уже стоит колом. Он что-то едва слышно шепчет, но Каджу уже плевать... Вновь он будет только его и больше ничей. Эммануэль вскрикивает, когда синеглазый входит в него. Ласковые руки эспера оглаживают бедра седовласого, а спешить он явно пока что не хочет. Толчки медленные, дающие привыкнуть инфанту к своему положению и срывающие с его губ тихие всхлипы. Рваные, глубокие поцелуи. Темп незаметно начинает увеличиваться, а стоны-всхлипы Морфа становятся громче. Синеглазый накрывает ладонью член Эммануэля, начиная водить ей в такт своим движениям. У паренька на мгновение перехватывает дыхание...


Когда всё закончилось, эспер прижал к себе своего хоста и расплылся в довольной улыбке. Мозг определенно не собирался придавать значение белому парику, ускользнувшему с тахты уже приличное время назад вместе с тремя-пятью побрякушками, жалобно дзинькнувшими, ударившись об пол. Ведь в объятьях был Эль... Не важно, что шатен... Если бы с утра еще всё осталось как есть...

-Ты так и не научился пить, Эль, -выдыхает Кадж ему на ухо.


-Черт... Мне же завтра на пары, -обреченно вздыхает Авиер и утыкается носом в подушку.

Вишневое пиво было той еще дрянью Вишневое пиво было той еще дрянью.

Эта мысль была первой, что пришла в голову Авиера после пробуждения.

Симон в будильнике пел что-то про своего Диабло, а отключить его было западло. Впрочем, вскоре исчадие ада отрубилось само, видимо, намереваясь повторить свою атаку минут через пять. Кареглазый предпринял попытку повернуться на бок и свернуться калачиком, но спина и то, что было ниже ее, отозвалось дикой болью и парень безвольно рухнул обратно. Его тут же подгребли к себе поближе белые руки и их владелец едва слышно прошептал: "Люблю".


-И я тебя, засранец великовозрастный, -буркнул А, пытаясь нашарить рукой лежащий на полу парик и оценить, сильно ли он потрачен. Запутавшиеся в нем бирюльки ехидно звякнули.


-Не уходи, -брюнет зарылся носом в волосы Авиера и шумно выдохнул.


-Мне в универ... Нужно вставать.


-Эмм? Ты бредишь, Эль?

Авиер повернул голову в сторону виновника странных утренних ощущений. Осуждающий взгляд карих глаз столкнулся с удивленным синих.

-Всё кончилось, -обреченно вздохнул Князь и перевернулся на другой бок, выпустив парня из своих объятий.


-Ну уж извини, я хреновый актёр, -хмыкнул шатен, усаживаясь на кровати. -Уй бля...


-Не говори так... Я поверил.


-М? -А коснулся плеча синеглазого, переворачивая его на спину.


-Я... Мне стыдно, -пробормотал он, закрыв глаза. Едва заметный румянец окрасил его щеки. -Думаю, это было не совсем то, чего ты ожидал. Тебе больно?


-Не думай об этом, -бросил Авиер, едва не зашипев, поднимаясь с кровати. -Ох господи... Но я буду благодарен, если ты поможешь мне добраться до ванной.

Поиграть-помучить

-И всё же, зачем ты сделал это тогда? -ненавязчиво спрашивает брюнет, заглядывая в книгу парня.

-Конкретно что? -Авиер вскидывает голову, отвлекаясь от непомерно скучного универского чтива.

-Изобразил из себя Эммануэля.

-Ну... Ты довольно часто вспоминаешь и сравниваешь, -пожал плечами кареглазый. -Я подумал, что тебе будет приятно увидеть его вновь.

-Это было... -Князь на некоторое время умолк и добавил: -Но ты ведь ничего не делаешь просто так. В чём была твоя выгода?

-Тебе это так интересно? -А вскинул бровь и закрыл книгу. -Это могло сблизить наши отношения. Сам посуди - ты стал иначе реагировать на меня...

-Но ничего ведь не изменилось...

-Тебе так кажется, солнце, -парень покачал головой и поправил ворот красной рубашки. -Ты наконец-то начал понимать, что я и твой Эль - один и тот же человек.

-Но это не так! -негодующе выпалил синеглазый и был завален на спину.

-Упертый какой нашелся, -ухмыльнулся Авиер, нависая над ним. -Что ж, подождем еще, мы ведь никуда не спешим, особенно жить, верно?

Дух замер, уставившись на него. Кареглазый лишь положил свою голову ему на грудь и прислушался.

-Стучит так часто-часто... Напугал тебя?

-Нет, -отвечает Князь, закрывая глаза. Обошлось.

-Врёшь, -улыбается парень. Кончиками пальцев касается его ушей, поглаживая. Брюнет вздрагивает, но успокаивается. Авиер знает, что тому это нравится, ведь уши духа очень чувствительны.


Вообще А много чего знал... Но эта игра позволила узнать больше. Впрочем, кареглазому было плевать, какие шмотки носить, но если это вызывало непредсказуемую реакцию у Князя, почему бы и не поиграть.


Да, поиграть...

Кареглазый лежит на нем. Левая рука его под спиной Князя, и поднимать ее значило бы причинение дикой боли для вышеупомянутого. Зато была свободна правая, а это уже значило, что можно творить кучу занятных вещей... Парень проводит ей по груди духа, затем по боку и ниже, к бедрам. Отмечает, что сердце брюнета начинает биться чаще, и довольно закрывает глаза.

Он знает это тело как свои пять пальцев. Безошибочно рука скользит по руке партнера, оглаживает предплечье, задерживается на плече и повторяет кончиками пальцев круги черной татуировки. Снова к шее... Синеглазый поворачивает голову набок, и Авиер касается той ложбинки снизу затылка. Князь тихо вздыхает и дергается, когда кареглазый запускает руку в его волосы.

Парень утыкается носом в шею синеглазого, тянет воздух. Дух не пахнет абсолютно, ничем. "Хотя надо бы исправить это упущение, -мысленно отмечает он. -Хотя бы запах... Книг? Впрочем, не важно."

Долгий поцелуй, на который брюнет почти не отвечает...


Авиер поднимается с тахты и ловит на себе удивленный взгляд синих глаз. Впрочем, это вызывает у него лишь улыбку, и он уходит из комнаты на кухню, чтобы щелкнуть кнопкой на старом чайнике и заварить чай. Да, пусть он будет пахнуть чаем, неплохой же запах...


Нет, не поиграть. Помучить. Мучить Князя было куда веселее.

Дальше, дальше рассказывай! Он не любил дождь.

Погода промозглая и мерзкая, особенно когда вода падает не крупными каплями, а сыплется мелкой дрянью, словно бы кому-то сверху вздумалось полить нас из пульверизатора, как котят.

Большой черный зонт его абсолютно не спасал, поскольку именно сегодня к этому дерьму решил присоединиться ветер. Он поправил ворот своего плаща и продолжил свой путь сквозь толпу.

Хмм... Видимо, не одному ему сейчас хреново - впереди мелькал силуэт с длинными белыми волосами, собранными в хвост. Обладателя этой роскошной шевелюры немного шатало из стороны в сторону и, видимо, немного трясло. Серую и унылую дорогу домой брюнет знал как свои пять пальцев, и идти было всегда крайне скучно. Блондинку же он здесь никогда не видел... "Если бы видел, то точно бы запомнил," -подумал он, наблюдая за ней. Главным было идти не слишком быстро - мало ли еще чего подумают окружающие...

И тут блондинку в очередной раз шатнуло и она ровнехонько приземлилась в ближайшую лужу на тротуаре - дороги здесь совершенно не умели делать, и постоянные лужи - сущий пустяк и обыденность.

Что-то заставило брюнета ускорить шаг и попытаться помочь ей. Однако при попытке поднять эту хилую тушку выяснилось, что та ушла в бессознательное. Он в сердцах плюнул и потащил блондинку к себе домой, поскольку идти оставалось совсем немного.

Синеглазый скинул с себя плащ, повесив его на вешалку. Несчастная же прежде была усажена на пол в коридоре, чтобы снять с нее обувь - насчет чистоты и порядка у него был пунктик, и волочь блондинку в комнату в грязной уличной обуви он себе позволить не мог. Так же пришлось поступить и с ее бежевым плащом, побывавшем в луже с явно не родниковой водой. Затем он вздохнул и, подняв на руки, понес ее в ванную, поскольку блондинке фортануло побывать в злосчастной луже почти целиком. Мысленно брюнет проклял себя за эту глупую идею бесчисленное количество раз - девушек в этой квартире отродясь не водилось, а тут мало того что принес, так еще и раздеть ее придется...

Он вновь вздохнул и, прислонив бессознательную тушку к стене, принялся расстегивать ее рубашку.

Пару минут синеглазый пытался осознать, что за хрень произошла. Он еще раз посмотрел на миловидное личико блондиночки, стер большим пальцем пятно грязи с ее щеки и вновь переместил свой взгляд пониже. Никаких намеков на грудь. Брюнет пробормотал что-то о том, что последнее время глаза нещадно его подводят и продолжил свое занятие.

В ванну с шумом набиралась вода. Он коснулся ее поверхности пальцами - смерить температуру. Теплая.

Всё ещё бессознательное тело блондина было погружено в воду. "Какой же он тощий, -отметил про себя синеглазый. -Немудрено, что грохнулся в обморок посреди улицы."

Мочалка была смочена водой и намылена. Нужно было отмыть этого страдальца. Аккуратно, нежно, чтобы пока что не проснулся. Иначе наверняка будет орать. Шея, грудь, ребра, живот, бёдра... Синеглазый ловит себя на мысли, что как-то увлекся процессом и необязательно было мыть незнакомца целиком. Затем он переходит к его длинным светлым волосам, в которых запуталась пара веточек и прочего мусора из импровизированного городского водоема. Отчего-то возиться с этим было увлекательно... Такая приятная фактура...

Мыльная вода утекает в сток, унося с собой уличную грязь. Синеглазый вытирает блондина почти насухо и только затем уносит в комнату. Кладет на кровать и аккуратно прикладывает ухо к его груди... Отмечает, что сердце его хоть слабо, но еще бьется, и, довольный своей проделанной работой уходит на кухню ставить чай - в квартире холодновато. Ну и еще нужно найти нашатырь.

Но тихий скулеж из комнаты дает понять, что нашатырь уже не понадобится - блондин явно очнулся сам, без его помощи. Самое время вернуться в комнату.

Очнувшийся смотрит на брюнета затравленно своими разными глазами. Правый белый, левый черный. Гетерохромия. Забавно.

"Где я? Что произошло?" -неуверенно спрашивает он.

"Вы упали в обморок посреди улицы, -меланхолично произнес синеглазый, -и я счел нужным... Принести вас к себе домой. Было не так уж далеко идти."

"Я... -парень замолкает и потом добавляет: -Почему я в таком..."

"Виде? -перехватывает брюнет. -Вы упали в лужу, прежде чем я успел вас поймать."

"А... -он накручивает на палец мокрую прядь своих белых волос. -Я могу уйти? Что я вам должен?"

"Ничего," -безразлично отвечает хозяин квартиры.


На кухне начинает свистеть чайник.

"Разве что сделайте одолжение: выпейте со мной чаю," -с легкой усмешкой добавляет он и покидает комнату.

Блондин появляется в кухонном дверном проеме как тень отца Гамлета. Нерешительно застывает на месте, наблюдая, как синеглазый разливает по чашкам чай. Брюнет отрывается от своего занятия и смотрит на него, отмечая, что у этого несчастного дело могло близиться к анорексии. В целом его вид вызывал желание его покормить и пожалеть.

"Я... Я вспомнил, что я не знаю даже как вас зовут," -пробормотал блондин.

"Да... Забыл представиться. Мое имя - Кадж. А ваше?" -спросил синеглазый, думая, что у его собеседника со столь необычной внешностью навряд ли будет какое-нибудь заурядное вроде Васи или Сани.

"Эммануэль, -отвечает тот, подтверждая догадки. -Будем знакомы..."

Его пальцы длинные и тонкие, ногти выкрашены в черный - если бы не сидел в полотенце, опять можно было бы принять за девушку. Держит чашку двумя руками, будто бы опасаясь, что она выскользнет из рук. Сидит немного ссутулившись... Определенно все еще напуган своим положением.

"Вы чего-то боитесь? -высказывает свои мысли вслух брюнет и добавляет: -Не нужно. Я не причиню вам вреда."

"Если вы не предложите сами", -беснуются желания в его голове, но он отгоняет их прочь.

"Я... Просто не каждый день просыпаешься в незнакомом тебе месте, -робко отвечает блондин. -И все же... Почему вы поступили так?"

"Вам что-то не нравится? Мог оставить вас лежащим в луже, -вопросы паренька вызывают у синеглазого улыбку. -Но думаю, что тогда этот день для вас мог кончиться менее благоприятно... Здесь не очень хороший район для того, чтобы валяться в лужах по вечерам."

Руки блондина предательски дрогнули, выплеснув из чашки немного горячего чая, тут же ожегшего нежную кожу его пальцев. Он отставляет чашку в сторону и принимается дуть на них...

"Сильно ожегся? -брюнет встает со своего места и опускается перед парнишкой на корточки. -Дай посмотрю..."

Переход на "ты" случился сам собой, ровно как и неожидан был поцелуй блондина. "И все-таки предложишь," -желания где-то плясали румбу, будучи уверенными в своей правоте. Он убирает за ухо упавшие на лицо светлые пряди, легко касается пальцами шеи, заставляя паренька вздрогнуть и закрыть глаза...


-Дальше, дальше рассказывай!

-А потом они совокуплялись целую ночь, а на утро блондинка свалила и оставила синеглазому счет на кругленькую сумму, потому что была шлюхой и просто не доехала до адреса, -зевает Авиер и поправляет одеяло.

-Нууууу, сказки же должны заканчиваться хорошо, -обиженно буркнул Князь, поворачиваясь спиной к кареглазому.

-Это моя сказка, чо хочу, то и верчу, -хохотнув, парень прижимает к себе духа. -И вообще, я спать хочу. Спы.

-После твоих сказочек хрен заснешь.

-Сам попросил придумать. Спы.

-Эх, Авиер...

-Спы, кому говорят.

История о темном вознице Здесь было темно и холодно. Маленькая лампадка, висевшая над его головой, должного освещения не давала и он не мог понять, где он все же находится.

Лучше бы его жгло пустынное солнце, чем эта пугающая неизвестность. Да... Тот путь был довольно тяжелым, фляга давно пуста, ровно как и голова, в которой от жары плавились мысли. Он помнил, как рухнул в горячий песок, думая, что это конец.

На мгновение ему показалось, что темень у его ног шевельнулась и против воли света лампадки двинулась к нему. Эльф вздрогнул и поспешно прижал ноги к себе насколько это было возможно. Также он отметил, что ноги довольно крепко связаны в лодыжках, коленях и бедрах. Кто-то не хочет, чтобы он сбежал? Но пут на руках было бы достаточно... Зачем всё это, черт возьми?!

Тогда он очнулся в какой-то повозке... Ее изредка потряхивало. На козлах сидел, что-то напевая вполголоса, человек в черном плаще. Но стоило эльфу пошевелиться, как незнакомец замолчал. Через некоторое время он холодно произнес:

-Если хочешь пить - там должна быть бутыль с водой.

-Могу я узнать, куда мы едем? -робко спросил эльф.

-Могу оставить тебя в ближайшем городе, -хмыкнул возница, так и не удосужившись обернуться.

Впрочем, веревки на седого явно не пожалели - руки тоже были искусно связаны за спиной, а затем подвешены к чему-то на потолке. И не только руки... Грудь эльфа также была стянута веревками, из-за чего дышать было несколько трудно. Темнота подползала всё ближе.

-В любом случае спасибо, что не дали мне умереть, -вздохнул эльф.

Возница промолчал. Отчего-то вновь начало клонить в сон. Странный он какой-то...

Тьма коснулась стоп седого, заставив его сдавленно вскрикнуть. Но ничего более не произошло... Просто было ощущение, будто бы кто-то ласково поглаживал свод стопы. Эльф замер, будто бы не дыша.

-Тебе холодно? -спросил кто-то из темноты. Впрочем, создавалось такое ощущение, словно бы сама тьма говорила с ним.

Седой промолчал. Было чертовски страшно.

-Молчишь... Хочешь избавиться от пут?

"Очень хочу. И узнать, что здесь блять происходит," -подумал он.

-Не всё сразу, -смеясь и читая его мысли ответила тьма, приближаясь и скрывая лодыжки.

В тот же момент эльф почувствовал, как что-то срезало веревки. Но в то же время обхватило лодыжки, затем вновь скользнув к пальцам ног. Что бы то ни было, руки у него холодные. Даже больше - ледяные...

Покачиваясь, седой дошел до возницы и положил свою руку ему на плечо. Тот даже не шелохнулся, продолжив невозмутимо смотреть на однотипную пустынную дорогу. Лошак мерно перебирал песок своими копытами.

-Могу я хотя бы узнать, как вас зовут?

Возница не проронил ни слова, и эльф наклонился, чтобы заглянуть под капюшон его плаща...

Пали и веревки на коленях, тьма наступала все быстрее, заставляя синюю лампадку мерцать слабей, а сердечко седого биться чаще. Те холодные прикосновения... Фактически, ничего особенного не происходило, но было чертовски приятно... Но заставляло нервничать, поскольку из одежды эльфу оставили только его алую рубашку. Поползшая по бедрам тьма заставила его заерзать. Последний ряд веревок на ногах пал, и они были разведены в стороны. Седой всхлипнул, когда некто, находящийся во тьме, коснулся внутренней стороны бедра, а затем...

Он встретился взглядом с безумно синими, чуть ли не светящимися глазами. Тень от капюшона падала на лицо возницы, не давая разглядеть больше. Он цокнул и потянул поводья, останавливая повозку, из-за чего и так сонный эльф потерял равновесие и спланировал на колени возницы.

-П... Простите...

Тот молча коснулся его лица рукой, после чего снял перчатку, являя свету черную дымную руку и провел по глазам седого, закрывая их.

-Спать.

Больно.

Боль пронзала всё тело, каждую, казалось, клеточку. Так, что хотелось кричать в голос, до хрипоты. Тот, кто во тьме, "любил" седого на свое усмотрение грубо, завалив его на бок и даже не подумав о том, чтобы хоть как-то подготовить его. Также он давно срезал веревки, стягивавшие грудь эльфа, и теперь продолжал ласкать его, забираясь холодными руками под рубашку, срывая с его губ болезненные стоны...

Тусклый синий огонек лампадки, видимо, догорал, и тьма поглощала седого почти с головой...


-Ты опять рассказываешь нехорошую сказку, -вздохнул синеглазый, но к хосту поближе прижался.

-Теперь-то чем плоха? -негодующе цокнул языком Авиер.

-А можно ты не будешь сводить концовку к... -дух замялся и добавил: -Ну, ты понял. А эта еще и крипотная сказка вышла...

-Ой всё. Чтоб я еще раз согласился тебе сказку на ночь рассказывать...

-Тогда я сейчас твою сказку сам закончу, -ехидно улыбается князь и, стащив с тумбочки белый парик и надев его на кареглазого, тушит ночник.

Котейка Князь касается поверхности воды кончиками пальцев и тут же отдергивает руку. Нет, к черту всё, к черту обещания, к черту споры на желание.


-Это не страшно. Просто попробуй...

Кареглазый сидел в ванной и, ехидно ухмыляясь, наблюдал за ним. Легко ему говорить. Вода не проходит сквозь него.

-Эй... Только не говори, что мне придется окунать тебя силой.


Синеглазый вздрагивает. Нет, спасибо, дай лучше привыкнуть.

Авиер цокает языком, и, схватив его за запястье, тянет под воду. Дух зажмуривается.

-Эй... Всё хорошо, видишь?


Ну вот ничерта не всё хорошо. Князь с ужасом смотрит на свою руку, до локтя скрытую под водой.

-Не делай такие круглые глаза, ничего страшного здесь нет.

Но запястье кареглазый не отпускает, хоть ты тресни.


-Сядь на бортик и перекинь ноги.

Дух отрицательно мотает головой, после чего получает от Авиера легкий шлепок по заднице.

-Детский сад, штаны на лямках. Я не слишком многого прошу...


Синеглазый шмыгает носом. Хреновые у тебя желания, Авиер, ой хреновые...

Приходится подчиниться и сделать, что просят. Он чувствует, как вода заполняет ноги...

-Вот, молодец...


Кареглазый вновь тянет его за запястье вниз, на сей раз для того, чтобы князь таки соскользнул с бортика ванны и целиком погрузился в воду. Тот начинает брыкаться, словно кот при помывке. Авиер притягивает его к себе и, крепко обняв, целует в макушку.

-Всё хорошо...


Легко ему говорить, этой ехидной скотине. Чувствовать, как вода заполняет тебя изнутри, совсем не приятно. Но лучше, чем дождь, будто бы расстреливающий тебя дробью.

Вода довольно горячая... Авиер, видя, что синеглазого всё ещё трясет, начинает ласково гладить его по спине.

-Знаешь, я не люблю дождь... Слишком быстрый, слишком холодный, словно городская толпа. Вода должна быть спокойной... И теплой по возможности. Тогда в ней можно что-то найти... Чувство заполненности, что ли. Чувствуешь?

Делай что хочешь Кареглазый лежал лицом к стене, обнимая оранжевую антистрессовую подушечку, и молчал.

Не сказать, что он был разговорчив в другое время, но сейчас его состояние Князю абсолютно не нравилось. Еще пару минут назад он лежал в слезах и соплях, объясняя матери по телефону, что он никуда не поедет. Брюнет пытался успокаивать его, но тщетно - парень явно накрутил себя так, будто бы от пересдачи умирают.


Тихий скулёж этого "умирающего" начинал действовать на нервы, и мимолетом синеглазому начинало казаться, что если кто и умрет от этих проблем, то он, а не его незадачливый хост. Дух подсел к нему чуть ближе, проводя рукой по его плечу. Жалко. Как же жалко сейчас он выглядел.

Не было этой извечной тонны пафоса, взаимных едких шуток и посылов нахер. Авиера будто бы подменили... Нет, сначала была вполне ожидаемая реакция в виде отборных крепких слов в адрес завалившего препода, однако по приезду в съемную обитель она сменилась тотальным бессилием.

Бессилием, которое мертвым грузом повисло в воздухе и угнетало их обоих. Сначала брюнет хотел прочитать хосту немного нотаций, поскольку пытался подсказать, но не был услышан им, но потом понял - не нужно. Кареглазый был настолько "в говно", что не нужна была даже выпивка.


Авиер поймал пальцы синеглазого, заставив того вздрогнуть от неожиданности. Притянул руку к себе, заменяя ею "оранжевую плюшевую жопу", как окрестил этот атрибут снятия нервяка Ареку. С улыбкой Князь вспомнил, как они некисло повздорили из-за этого... И всё бы сейчас отдал, чтобы вернуть улыбку на кислую мину демиурга.

Парень потянул за руку настойчивей, и духу пришлось лечь рядом, чтобы тот её ему не вывернул. Но всё еще молчал, а брюнет счел, что вмешиваться первым будет бессмысленно.

-Скажи мне, я неудачник? -кареглазый решил сдаться в этой игре в молчанку, и тут же, не дожидаясь ответа Князя добавил: -Да, неудачник...

-От пересдачи никто не умирал...

-Я буду первым, -невесело перебил синеглазого Авиер. -Я не оправдываю ожиданий РЫБ. Буду не удивлен, если останусь без руки.

-Да, конечно, как я мог забыть, ты же у нас исключительный-безупречный сосуд для сбора инфы, -сорвался брюнет, тут же закрывая себе рот рукой.

-Не смешно.

-Прости, -чуть слышно выдохнул дух, прижимая хоста к себе. -Перестаю себя контроллировать. Мне не хватает тебя.

-Отлично. Я еще и дерьмовый хост, -устало произнес парень. -Теперь только самовыпилиться и вернуться в Шедоузгон.

-Это не в твоих правилах, ты забыл?

-Я сам решаю, когда уходить со сцены.


В комнате снова повисла тишина, за вычетом звяканья перебираемых Князем авиеровских амулетов. Лишние суеверия. Гнетущая тоска. Никчемность. Повод для того, чтобы вспомнить, кто они на самом деле.


Дух проводит носом по шее демиурга, затем по привычке зарываясь в копну каштановых сальных волос. Вытягивает свою руку из цепких пальцев Авиера, задирает его черную байку. Тот вздрагивает, когда Князь касается его живота.

-Ты устал... Тебе просто нужно расслабиться.

-Делай что хочешь.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики