ФЭНДОМ


Найти его не было чем-то из разряда фантастики - мысль о том, что он может быть на чердаке, оказалась верной.

Князь стоял на балконе и курил. Было непривычно видеть его с тонким мундштуком в руках, пускающего кольца дыма в небо. Он исступленно смотрел куда-то вдаль, поверх осыпающейся вишневой аллеи, и, казалось бы, совсем не заметил вошедшего.

Рон было собрался выйти, однако Кадж, не оборачиваясь, произнес:

-Ну и куда ты собрался? Сталкеришь за мной, Роннир?

Рыжий замер в дверях. Спиной он что ли, видит?

-С чего ты взял? -пробормотал Паранормал.

-Прости, паранойя, -Ллингвам закрыл глаза, и на его сухих, потрескавшихся от дыма, губах появилась горькая измученная улыбка. -Зачем пришел?

-Воздухом подышать...

-Хех... А я думал, ни одна живая душа не подумает искать меня здесь... Не хочу, чтобы они видели меня таким, -князь открыл глаза и посмотрел куда-то в небо.

-Не знал, что ты куришь, -задумчиво произнес Рон. -В отеле вроде бы запрещено...

-Из-за меня, -черноволосый сделал затяжку, затем выдохнув очередное кольцо дыма, и, поморщившись, добавил: -Мне противен этот запах, но процесс затягивает... Тем более, когда жизнь настолько скучна.

На пару минут в воздухе повисла тишина, было слышно лишь тихое треньканье какой-то птицы. Кадж продолжал курить, все так же бездумно пялясь в небо и, видимо, не собираясь поворачиваться к собеседнику.

-О нет, не говори ничего, -внезапно изрек он, -тебе все равно меня не понять. Знаешь, порой мне становятся ясны мотивы Ника... Мне, правда, не столько же много лет, чтобы я успел все повидать и испробовать, но да... Жить становится скучно и незачем. Или же это он на меня так влияет... Плевать, -князь склонил голову и издал какой-то смешок. -Он, несмотря на свое мертвое сердце, хотя бы что-то чувствует. Знаешь... Он так забавно вздрагивает, когда я касаюсь его шеи... Иногда во мне просыпается желание попробовать с ним чего-нибудь еще, обладать им... Но нет, это все пустое - я не могу позволить себе быть таким мудаком. А это ведь даже не любовь... Ты когда-нибудь любил, Роннир?

Рыжему внезапно захотелось придушить эспера за этот вопрос, но он сдержался и выдавил из себя короткое "да".

-А вот я не могу любить. В.А. говорит, что таким как я это несвойственно. Да и незачем - я ведь навеки привязан к хозяину, а князем зовусь так, для вида... Так смешно... И владений у меня нет... А знаешь... А я ведь хочу чувствовать! Даже с тем же В.А. - однажды он все же принял мою просьбу всерьез и попытался научить на своем примере... Ему, кажется, понравилось тогда.

-У вас что-то было с Виктором? -удивленно спросил Рон. -Да ладно?

-Но поверь, это страшно - не чувствовать тепла прижатого к тебе тела, не получать полного эмоционального отклика... Быть неспособным отдаться отношениям самому, не ожидая ничего взамен... Да, пожалуй, ему будет лучше с тем же Кайдаром, хоть я и не могу ему сейчас доверять, -нехотя ответил Кадж и попытался сменить тему: -Ты видел Герду?

-Наверное... Я не уверен точно.

-Не уверен он... Ее сложно не заметить - на вид она прямо идеальное создание. Единственный мой косяк - ноги у нее не гнутся, поэтому двигается она несколько дергано, что с головой выдает ее кукольный механизм. Я работаю над ней уже где-то с месяц, однако так ничего и не добился. Сейчас она напоминает мне себя самого... Разве что уж ее точно никаким чувством не прошибешь, видят боги, я пытался. Хотя я тоже хорош... Последнее время чувствую себя призраком отеля. Я вроде бы есть, вроде бы и нет. Такое ощущение, что всем на меня уже похер, ровно как и мне на них... Даже... Даже Ви. Это обиднее всего. Ты не понимаешь, каково это - знать, что тебя променяли на кого-то, кого знают меньше суток... А вообще... Знаешь, Роннир... Шел бы ты лучше погулял отсюда, да трепался поменьше об этом разговоре, сечешь? -Ллингвам искоса посмотрел на него и вновь отвел глаза.

-Как скажешь, -поежившись, ответил рыжий и поспешил покинуть балкон. От взгляда, которым его одарил князь, хотелось не только свалить оттуда, но и повеситься на ближайшей люстре.


Впрочем, когда он покинул балкон, его охватила злость. С чего этот говнюк взял, что Роннир не понимает его? Что он о себе вообще возомнил? Да он такой же, как и... Паранормал вздохнул, вспоминая тот день, когда проснулся в убежище один. Холодно, мерзко и пугающая неизвестность. Князь хотя бы видел... Рыжий же абсолютно не знал, на кого его променяли. И это страшно бесило. Бесило до нервных передергиваний плечами и внезапных ударов кулаком в стену. Хотелось посмотреть в те наглые изумрудные глаза, да въехать ему по роже пару раз. Или не пару. И в такие моменты получала стена, которая не поддавалась и порой в кровь разбивала костяшки пальцев Рона. Со временем он научился контроллировать такую ярость. Просто надоедало бинтовать руки...

Сейчас не хотелось абсолютно ничего. Ни возвращаться в комнату, ни вообще в принципе жить. Руки сжимались в кулаки, ногти вонзались в нежную кожу рук , оставляя полукруглые ранки, которые заживали, стоило лишь убрать пальцы. Что там говорил Касомэ? Отель питается энергией голоса? Так пусть же выпьет ее и подавится!


Быстрые шаги, похожие на бег, по стеклянному коридору. Рывок, казалось, сорвавший бы несчастную дверь с петель, если бы ее не забыли закрыть. Щелчки кнопок на аппаратуре.

Рон поет. Поет надрывно, иногда путаясь в тексте, и раз разом начиная сначала. Пусть Отель выпьет его до конца и даст ему просто и бесславно сдохнуть, давно пора.

Айрис сидит на крышке своего ящика и смотрит на него, как на идиота. Затем исчезает.

Рыжий под конец падает на колени и истерически смеется. На глазах проступают слезы, и он даже не слышит стука в дверь. Не слышит, как кто-то заходит в студию. Не чувствует, как кто-то забирает пузырек с каплями, который он все еще сжимал в руке. Кто-то закрывает ему глаза, запрокидывает голову. Рон дергается, но пара капель из флакона заставляют его тело обмякнуть, а самого забыться сном.


Паранормал не знал, сколько он проспал. Очнулся он в своей комнате. Уже был зажжен искусственный свет, а за окнами было темно. Рядом, на стуле рядом с тахтой, дремал Никуто.

Но сон его был чуток - грешник вскинул голову, едва Роннир пошевелился.

-Слава Богу, ты в порядке, -выдохнул он. -Ты что делал на студии? Спасибо, Господи, я заметил сигнал от Айрис, когда проходил мимо стойки Акинского...

-Я... Черт, я не помню, -пробормотал рыжий. Голова страшно болела, словно бы он бухал в той студии.

-Я нашел тебя там в таком состоянии, словно бы у тебя поехала крыша, -обеспокоенно сказал Ник. -При тебе был флакон с сонными каплями Изу, и я решил применить их, поскольку ты мог навредить себе...

-А и что с того, -отмахнулся Рон. -У меня все равно ничего и никого нет.

-Не говори так... -покачал головой грешник. -Ты уже стал частью нашей семьи... Дурашка.

-Все равно не могу понять, зачем ты помог мне.

-Эх... Я же врач... Был врачом в свое время. Клятву Гиппократа давал. Я должен был, короче... -кареглазый поднялся со стула и поправил плед, которым накрыл Рона ранее. -Впрочем, я рад, что тебе лучше. Пожалуй, мне пора.

Грешник направился прочь из комнаты, и рыжий вдогонку ему сказал: "Спасибо". Тот, обернувшись, улыбнулся и затем вышел, оставив зеленоглазого одного.


Паранормал полежал еще немного, глядя в потолок, после чего пошел и выключил свет. В комнату нахлынула темнота, от которой хотелось спрятаться под одеялом с головой, пусть даже зная, что она тебе все равно ничего не сделает. За окном блестел месяц, похожий на букву С.

На мгновение Рону показалось, что в комнате есть кто-то еще, кроме него самого. Затем он услышал женский голос, выругавшийся на манер "да чтоб тебя бесы любили, чертова книга, опять я промахнулась...". Но наваждение быстро исчезло.


Сосед за стеной тоже не беспокоил.

Предыдущий эпизод: Следующий эпизод:
День 7. Треугольник День 9. Нокия и дыньки


IMG 20150509 011556