ФЭНДОМ


Голова болела страшно. Вкупе со странной болью чуть пониже спины, отдававшей буквально в каждую клеточку тела, Рон подумал, что умирает.

Еле-еле продрав глаза он понял, что что-то здесь не так... Как минимум, это была не его комната, как максимум - его кто-то прижал к себе, причем довольно сильно, поскольку выбраться из этих объятий не удалось. Память, сильно подводившая его последнее время, и в этот раз отказалась что-либо вспоминать.

От нехрен делать рыжий начал разглядывать комнату. Она была длинной и узкой, наполовину захламленной всякими ненужными, на его взгляд, вещами, за небольшой кроватью, где они сейчас лежали, стоял письменный стол с грудой какой-то макулатуры на нем. За столом было окно, за которым дело явно близилось к полудню.

Но самое интересное было возле окна, под самым потолоком. Там, в углу, была прихреначена полочка, на которой стояло что-то на манер хижины... Возле которой сидела фея. Сантиметров с тридцарик в высоту такая фея, в желтой рубашке с отложным воротом, коришневых штанах и сапогах. За спиной у ней подрагивали полупрозрачные зеленые крылья.

Хотя нет, не так. Это фей сидел.

Сидел и наблюдал за ними.

-Проснулась, спящая дева? -хмуро спросил она, когда их с Роном взгляды пересеклись.

-Я не дева, -возразил рыжий.

-А вот это вчера нужно было говорить, до того, как тебя ебли, -фыкрнул фей.

-Что? -ошарашенно переспросил Рон. Ну хотя бы болевшей заднице уже нашлось объяснение.

-Хуясе тебя вчера Никуто споил, -хмыкнул он. -Не удивлюсь, если вы вчера повторили тот "подвиг".

-Какой подвиг?

-Эх, доброта моя... Слушай. Дело было в тот день, когда Никуто еще только появился здесь. Кая спровадили показать ему отель и все такое, и вот как на грех они задержались в баре, устроив там грандиозную попойку со спором кто кого перепьет, опустошили все запасы бухла и устроили забег по этажам отеля...


-Стой, сука! -искренне проорал князь, хватая грешника за конец его драного шарфа.

-И не подумаю! -выпалил в ответ тот, попытавшись ускориться, но не тут-то было - Кадж держал крепко. Никуто рухнул на спину и изобразил из себя труп.

Эспер как можно тише подкрался к нему, и, сев рядом с ним на корточки, и констатировал:

-И вот так бесславно, путем удушения своим любимым шарфом, на хер знает каком году жизни скончался наш верный друг и товарищ, оплот и надёжа, Никто. Предлагаем почтить его память ЩЕКОТКОЙ!

Предложение было в тот же момент переведено в действие, и кареглазый, сначала просто тихо похихикивавший, теперь уже в открытую угорая, выкрикнул:

-Читер! Так нечестно!

-А кто-нибудь говорил о честной схватке? -хохотнул князь, внаглую задирая белый гольф Никуто и проводя рукой по его голым ребрам и животу.

-А-ах, прекрати! -грешник попытался вернуть гольф на место, однако Кадж перехватил его руки и прижал их к полу за головой жертвы.

-Ну кто ж знал, что ты так боишься щекотки? -иронично спросил эспер и потянул за шарф кареглазого, тем самым снимая его с шеи. -А шею небось прячешь потому, что там наиболее щекотно?

-Даже не думай! -выпалил грешник, теперь уже пытаясь вырваться, но, как говорится, Кадж держал крепко.

-А что так? -улыбаясь, как маньяк-извращенец, поинтересовался князь и провел тыльной стороной ладони по его шее.

Никуто вздрогнул и закусил губу.

-Молчишь... Что ж, дело твое, -ухмыльнулся черноволосый, и аккуратно провел пальцем по центру, задержавшись на едва заметном бугорке кадыка и после переходя к тонким ключицам.

-Кай... -часто дыша, прошипел грешник. -Прекрати, скотина...

-Ах я еще и скотина... Ты что, на грубости нарываешься? -своего занятия эспер оставлять явно не собирался, тем более что такие эмоции кареглазого были для него в новинку.

-Просто... Отстань... Sufficit... -невнятно пробормотал Никуто.

-И не подумаю, -хмыкнул Кадж. -А что если...

-Что? -со страхом в голосе спросил грешник, которому эта фраза не нравилась заранее.

Князь ничего не ответил, нагнулся и провел по шее жертвы языком. Кареглазый выгнулся и закусил губу, и это еще больше раззадорило черноволосого, и тот решился на еще более дерзкий поступок - оставить на нежной коже засос. Грешник не выдержал и застонал в голос.

-А ты все же неплохо звучишь... -эспер откинул в сторону косу Никуто и осторожно погладил его за ушами, заставляя его бессильно вздрагивать.

-Вы еще поебитесь тут... -услышал он чей-то голос за своей спиной.

-Ты кто еще тут? -недовольно спросил Кадж, обернувшись.

В поддатом состоянии можно увидеть все что угодно, зеленых человечков, чертиков и прочую дрянь, но вот чтобы фей... Допились.


-М... Алистер... Историю своего возникновения глаголишь? -вздохнул лежащий позади Рона, а именно грешник, затем зарывшись носом в рыжие патлы.

И ты проснулся, совратитель юных мальчиков, -хмыкнул фей. -Как мне сие понимать?

-Такой... Теплый, -блаженно произнес Никуто. -Не хочу... Отпускать.

-Тебя еще до сих пор не отпустило? -названный Алистером скептически поднял бровь.

-А должно? -спросил кареглазый, поднимая голову и открывая правый глаз. -Ох ч-черт... Рон... Надеюсь, ты потом не скажешь, что залетел, и мне, как честному гражданину придется на тебе жениться...

-С чего ты взял? -вздохнул рыжий. -Это все алкоголь... Не могу я столько, черт возьми... -он закрыл лицо руками.

-Ну, если это было только по пьяни и без обязательств, то я рад... -улыбнулся грешник.

Все бы ничего, да в дверь постучали.

-Никто, вставай, алкашня ты такая! -послышался недовольный голос князя. -Ты когда вообще собираешься на звукозапись явиться?

-Уй, бля... -кареглазый зажмурился и, сев на кровати, крикнул: -Щас выйду, не кипятись ты!

-Жду, -ответили из-за двери.

Минут с пять Рон наблюдал шарящего по комнате грешника, пытающегося собраться и выглядеть более-менее адекватно.

И потом, как бы шустро Никуто не выскочил за дверь, попытавшись закрыть ее за собой, от цепких глаз Каджа ничего нельзя было утаить.

-Что ОН делает у тебя в комнате? -кивнув в сторону Рона, пытающегося спрятаться под одеялом, будто бы никого в комнате и нет, спросил эспер.

-М... Дай-ка подумать... Спит? -на честном глазу ответил грешник.

-Не может у тебя в комнате кто-то спать просто так, -хмуро сказал Ллингвам. -Споил его вчера, верно?

-О чем ты? -сделав вид, что решительно ничего не понимает, переспросил кареглазый.

-О том, о чем слышишь, не строй из себя дурачка. Так. Чтобы через двадцать минут был в студии. И профурсетку рыжую с собой захвати, -раздраженно бросил князь, и, развернувшись, ушел.

-Бе-бе-бе, -Никуто высунул язык. Затем, вздохнув и развернувшись к Рону он произнес: -Это попадалово. В общем, прости меня за все...

-За что? -непонимающе спросил Паранормал.

-За то, что из-за меня Акинский еще и тебе мозги будет чистить, -виновато улыбнулся парень. -Я не тороплю тебя сейчас... Я все понимаю. Придешь в студию, когда сможешь...

И с этими словами он вышел за дверь.


Рон вздохнул и попытался встать с кровати, правда, весьма безуспешно. Рухнув обратно, он посмотрел на фея. Фей посмотрел на него.

Через энное время гипнотизирования друг друга глазами Алистер произнес:

-Не смотри на меня так, никакого ахалай-махалай тебе не обломится, я всего лишь галюн.

Рон, скрепя зубы, послал его нахрен и сполз с кровати. Дальнейшая попытка подняться на ноги все же увенчалась успехом, и рыжий отправился собирать свои шмотки, которые все еще лежали... Нет, не так - валялись в небольшом коридорчике. Приложив немало усилий, Паранормал все же привел себя в порядок.

Выползти из комнаты, правда, ему случилось не в своих ботинках, а в кроссовках Грешника, благо что размер ноги был, как выяснилось, одинаковый.

Куда делись его собственные ботинки, парень так и не понял.


Дорога до студии не заняла много времени, и вот Рон уже стоял перед дверями. Из-за них послышался вопль "ты что мне здесь устраиваешь, идиот?", из-за чего душонка рыжего сжалась в комочек и рухнула в пятки.

В очередной раз сказав себе "будь мужиком", он рискнул войти в студию.


-Ты что вытворяешь, я тебя спрашиваю? Думаешь, если я ради тебя, придурка, бар оставил, так тебе все дозволено?

Прямо напротив дверей стоял взбудораженный, будто осиное гнездо, Акинский. Рон же, зазевавшись, врезался в спину Никуто, не успевшего отойти от дверей.

-Ничто не истина... -пробормотал кареглазый. -М, привет, Рон.

-Явился не запылился, -фыркнул Виктор. -Может быть ты расскажешь, что за нахрен вчера произошел?

-Так получилось, -вздохнул рыжий. -Чесно слово. Я просто зашел отдать ему шарф и... Так получилось. Это я виноват...

-Стоп, погоди, какой шарф? -непонимающе спросило болотное чмо.

-Обычный, -ответил Паранормал. -Его у Никуто князь забрал.

-Князь? -старший повернулся к эсперу, стоявшему у него за спиной. -Ты ничего не хочешь мне сказать?

Ехидная улыбочка покинула физиономию синеглазого.

-Не скажешь? Ну и хрен с тобой, -плюнул Акинский. -Если вы блять двое опять устроите мне здесь бордель, получите по первое число.

-Который раз уже говорит и нихрена потом не делает, -шепнул Никуто на ухо рыжему.

-Попизди еще тут, Грешник, -произнес Кай.

-Оу, каких мы словей нахватались-то, аяй просто, -с деланым удивлением ответил ему кареглазый и смылся за дверь.

-Куда пошел, мать твою! -выкрикнул Виктор и ломанулся за ним.


-А ты пройдемте, пройдемте, -невесело хохотнул Ллингвам, указывая Рону на следующую дверь. -Будешь свое кодовое слово отрабатывать...


Вернулся в комнату рыжий чертовски уставшим. "Опять," -отметил он про себя.

Что-то в студии было не так, это он понял еще позавчера... Но что? Почему она выматывает настолько, что по возвращении оттуда не хочется ничего, даже жить? Рон не знал. Не знал и поклялся себе найти на это ответ.

Предыдущий эпизод: Следующий эпизод:
День 4. Грешник День 6. Черешенка


IMG 20150509 011556