ФЭНДОМ


Мно­гих здесь сбли­жало од­но неп­ри­мет­ное ка­чес­тво.

Им го­вори­ли, что в их го­ловах гу­ля­ет ве­тер.


Ес­ли Ни­куто на это бы­ло пле­вать, по­тому что ему пос­ле столь­ких лет су­щес­тво­вания бы­ло все рав­но, ес­ли Мор­фу на это бы­ло пле­вать, по­тому что ему поп­росту бы­ло пле­вать на то, что о нем ду­ма­ют, то Ро­на это по­ряд­ком вы­беши­вало. Вы­беши­вало, по­тому что он так не счи­тал.


Все счи­тали его ду­шой ком­па­нии, бес­печным ры­жим су­щес­твом, не знав­шим бед.

Но ре­аль­ность бы­ла до­воль­но жес­то­ка с ним.

Все на­чалось еще в сред­ней шко­ле, ког­да ему ска­зали, что воз­можно он так и ос­та­нет­ся ту­пень­ким.

Еще га­же бы­ло уз­нать это от ма­тери.

Но­вость, вос­при­нятая со всей под­рос­тко­вой эмо­ци­ональ­ностью, лег­ла на ду­шу тяж­ким гру­зом, от ко­торо­го да­же не хо­телось жить даль­ше. И так бы и на­ложил на се­бя ру­ки, ес­ли бы сем­пай, под­ру­га детс­тва, не впра­вила ему моз­ги и не зас­та­вила взять­ся за уче­бу.

Но луч­ше ста­ло не осо­бо. Ры­жий си­дел над кни­гами дня­ми и но­чами, что­бы за­пом­нить хоть что-то...

Впро­чем, да­же ес­ли ес­ли ему и уда­валось, то бо­лезнь при­носи­ла но­вые труд­ности.

Син­дром Клай­нфель­те­ра мед­ленно и не­умо­лимо де­лал его по­хожим на де­воч­ку, и это по­рож­да­ло но­вые и но­вые шут­ки од­ноклас­сни­ков в его ад­рес. О бо­лез­ни ник­то не знал, и по­это­му при­ходи­лось де­лать вид, что все в по­ряд­ке. Про­дол­жать уче­бу и стро­ить из се­бя без­за­бот­но­го ре­бен­ка.


Но к стар­шим клас­сам ста­ло лишь ху­же... Мож­но бы­ло сми­рить­ся с тем, что дев­чонки или не про­яв­ля­ли к не­му ин­те­реса, или вов­се счи­тали за "сво­его", но с гру­быми и пош­лы­ми шут­ка­ми ре­бят - ни­как. Од­нажды ры­жий по­пытал­ся пос­то­ять за се­бя, но ни­чем хо­рошим это не кон­чи­лось - поз­же его пой­ма­ли в подъ­ез­де, и дол­го глу­мились, так­же пы­та­ясь зас­та­вить его вы­пол­нять роль де­шевой шлю­хи. Рон от­ка­зывал­ся и соп­ро­тив­лялся, и в ито­ге од­ним не­удач­ным уда­ром ему сло­мали нос. Од­на­ко даль­ше сде­лать ни­чего не ус­пе­ли: подъ­езд слов­но бы на­пол­нился тем­но­той, в ко­торой бы­ли слыш­ны лишь зву­ки глу­хих уда­ров. Па­ранор­мал уви­дел пе­ред со­бой лишь яр­ко-зе­леные гла­за, и кто-то ска­зал ему: бе­ги. И он по­бежал, не обо­рачи­ва­ясь, но­ги са­ми нес­ли его к спа­ситель­ной две­ри, ко­торую он зак­ро­ет на все воз­можные зам­ки, что­бы до не­го ник­то не доб­рался.


На сле­ду­ющий день к ним в класс при­шел но­вень­кий.

Это бы­ло нес­коль­ко стран­ным, ведь бы­ла се­реди­на го­да, да и вы­пус­кной класс... По­чему?

Ро­ну бы­ло бы пле­вать, ес­ли б он не уви­дел те са­мые яр­ко-зе­леные гла­за. Не уз­нать их бы­ло не воз­можно. Но быв­шее в фан­та­зи­ях мощ­ным и су­ровым су­щес­тво ни­как не вя­залось с ре­аль­ностью.

Но­вич­ка, под­севше­го к не­му за пар­ту, зва­ли Ха­тори Лон­гше­доу. Выг­ля­дел он... Стро­ил из се­бя? Не важ­но. Выг­ля­дел он как за­уряд­ный бо­таник: су­тулый па­рень, но­сив­ший тем­но-се­рую мя­тую ру­баш­ку, не­лепый шарф и пря­мо­уголь­ные гру­бова­то сде­лан­ные оч­ки. По зна­ни­ям он так­же силь­но вы­делял­ся, со­от­ветс­твен­но, нуж­ный имидж он при­об­рел быс­тро. Ну а Рон те­рял­ся в до­гад­ках, оши­ба­ет­ся он или нет.

Раз­ре­шилось все до­воль­но быс­тро.

В один прек­расный мо­мент, ког­да двое од­ноклас­снич­ков при­нялись по­ливать ры­жего грязью, Ха­тори мол­ча по­дошел к ним сза­ди и стол­кнул их го­лова­ми. Ви­димо, силь­но, по­тому что один из них ушел в бес­созна­тель­ное. Боль­ше Ро­на ник­то не тро­гал. В при­сутс­твии Лон­гше­доу, ко­неч­но же.

Но и эта проб­ле­ма ре­шилась. В ско­рем вре­мени Ха­тори прос­то про­вожал ры­жего до­мой под пред­ло­гом, что по­мога­ет то­му с уро­ками.


Но нич­то не длит­ся веч­но... За па­ру дней до вы­пус­кно­го Лон­гше­доу ис­чез. При­чем не прос­то так: ис­чезли и все сле­ды его пре­быва­ния в этом клас­се, его пом­нил лишь Рон... Год или два он жил в пол­ней­шем не­веде­нии. Пос­ту­пил в ли­цей жне­цов душ, ко­торый бы с ус­пе­хом за­кон­чил, ес­ли бы не то злос­час­тное прак­ти­чес­кое за­дание. То ли в до­кумен­тах бы­ла ка­кая-то ошиб­ка, то ли еще что, но ему дос­та­лось заб­рать плен­ку жиз­ни не­ко­его Ха­тори Лон­гше­доу... Слиш­ком уж зна­комым бы­ло имя. Но с фо­токар­точки на до­кумен­тах на ры­жего смот­рел со­вер­шенно иной че­ловек...

На­шел Рон его быс­тро, слов­но бы но­ги са­ми нес­ли его. Это бы­ло заб­ро­шен­ное не­дос­тро­ен­ное зда­ние, в од­ном из ко­ридо­ров ко­торо­го ле­жал... Де­мон.

Ры­жий впер­вые ви­дел этих су­ществ, по­это­му ле­жащий и, воз­можно, да­же не ды­шав­ший объ­ект выз­вал у не­го не­под­дель­ный ин­те­рес. На вид де­мону мож­но бы­ло дать око­ло со­рока лет, но под­спуд­но Рон по­нимал, что ему ку­да боль­ше. У де­мона бы­ли каш­та­новые во­лосы, а ще­ки ук­ра­шала трех­днев­ная ще­тина. На де­моне бы­ла тем­но-се­рая ру­баш­ка с по­вязан­ным по­верх нее дра­ным шар­фом. Пра­вая ру­ка де­мона бы­ла чер­ной и ед­ва за­мет­но ды­милась. Ну а за спи­ной... За спи­ной у не­го ле­жало два крас­ных ко­жис­тых кры­ла, на дан­ный мо­мент сло­жен­ных.

Рон не удер­жался и уб­рал его чел­ку, скры­вав­шую ли­цо, об­на­жая обож­женную его по­лови­ну... И был мол­ни­енос­но по­вален на зем­лю. Де­мон не спал.

Па­ру ми­нут они зри­тель­но изу­чали друг дру­га, по­ка тот не по­тянул­ся стя­гивать с ры­жего плащ. Пос­ледний вскрик­нул и от­ве­сил ему по­щечи­ну, чем выз­вал у де­мона лишь улыб­ку. Он дос­тал из кар­ма­на брюк ста­рые оч­ки в гру­бой пря­мо­уголь­ной оп­ра­ве и мол­ча на­дел их. И тут ры­жий все по­нял.

Поз­же он ос­та­вил ли­цей, по­лучив вза­мен не­забы­ва­емые прик­лю­чения во вре­мени вмес­те с Ха­тори. Те­перь он знал, у ко­го дей­стви­тель­но в го­лове был ве­тер - столь не­серь­ез­но Лон­гше­доу от­но­сил­ся к жиз­ни. Впро­чем, ему ли нель­зя?

И те­перь... Ког­да вы ска­жете, что у Ро­на в го­лове ве­тер, он ти­хо пош­лет вас _____, а по­том ука­жет в сто­рону Ха­тори со сло­вами "за вет­ром - к не­му".

-

IMG 20150509 011610