ФЭНДОМ


Из как никогда снежной европейской зимы мы вышли на зеленой поляне. Дул ветер... Не сказать, чтобы он был сильно холодным, но я невольно поправил свой шарф. Наш новый спутник, который почему-то переместился вместе с нами, все еще спал, на данный момент лежа в траве.


В изумрудной зелени трав то здесь, то там появлялись синие всполохи. Книжник сел на колени, и поднялся уже держа в руках тонкий стебелек цветка. Это именно они были синими... Четыре нежных лепесточка и несколько едва заметных белых бусинок тычинок в серединке. Порыв ветра - и вся эта красота срывается со своей зеленой ножки и отправляется в полет... На стебле остается лишь пару бутонов.

Синеглазый вздыхает и произносит:

-Это ее любимые цветы.  Затем он вновь опускается в зелень трав, ложится на землю и закрывает глаза.  -Иногда мне кажется, что я так близко... Но в то же время и далеко. Кого я обманываю, скажи мне, Грешник? Впрочем... Молчи.

Я сажусь с ним рядом. Говорить что-либо сейчас не особо хочется, да и подспудно я понимаю, что сейчас лучше просто дать ему выговориться. В траве копошатся всякие жуки, блестят на солнце. На мою руку, лежащую на земле, деловито залазит божья коровка. Щекотно.

-Она называла их бабочками.

-Кого? -спрашиваю я, не ожидав, что Книжник станет говорить что-то еще.

-Эти цветы. Знаешь, в чем-то она была права... Сам цветок, подобно бабочке, срывается в полет со стебля при малейшей возможности... И живет столь же недолго. Как... Как и она... -синеглазый замолкает, и выдержав паузу, добавляет: -Слушай... Вот ты же христианин... Объясни мне, отчего ваш бог забирает многих так быстро? Всякая шваль подзаборная живет и живет себе, а те, кто не сделал ничего плохого, уходят...  Отчего ваш дяденька боженька настолько несправедлив?

-Ее миссия здесь была закончена, Бог дарует добрым людям покой...

-Смешно... Ответь мне, почему еще живу я?

-А кто ты?


В ответ - молчание. Дует ветер, но душно; сакочут кузнечики - к жаре. Да только будет ли здесь жара? Не нам это знать, ведь вряд ли мы останемся здесь даже на день. На небе ни облачка... Где-то вдалеке виднеется темная полоса леса. Лежим, как два идиота в этом поле. Молчим. Ставим друг друга в тупик своими вопросами.


-Знаешь, Грешник, я все думаю, почему я не ушёл раньше. Ведь это отчасти неправильно...

-Почему?

-Просто я не должен был видеть ее смерть. Я чувствовал неладное за пару дней до... Но...

-Чувствовал?

-Я должен был исчезнуть тогда... А она до последнего не хотела, чтобы я погиб. Отчего-то пеклась обо мне больше, чем о себе самой, так странно... 

-Ты говоришь, что она - твоя хозяйка...

-Тебе это так важно? 

-Нет... Просто то, как ты описываешь ее, больше похоже на материнскую привязанность.

-Знаешь, каков был ее самый большой страх? Страх, что я исчезну после ее гибели. Страх, что все, что она делала, пойдет крахом... Знаешь, мысли материальны, Грешник.


Снова. Снова не могу найти, что сказать ему... Так странно. Я не могу понять, что он имеет в виду... Она не мать ему, но страхи противоречат этому. Да и сам себе противоречит - вспоминает девушку, когда в том мире говорили о парне. Мысли материальны, должен был исчезнуть... Да кто он, черт возьми? Что значит это "эспер", прозвучавшее тогда в устах ребенка? Почему он опять забыл всё, что с нами происходило?


Ветер дует сильней, подхватывая в воздух нежные лепестки бабочек, небо темнеет, на нем появляются тяжелые облака. Книжник все еще лежит на земле, ко мне спиной. Становится холодно.


-Вставай... Погода портится, а мы еще не нашли выход отсюда, -я касаюсь плеча синеглазого, переворачиваю его на спину. Он тотчас же закрывается рукой.

-Ты куда-то спешишь? Помнится, ты говорил, что у тебя предостаточно времени! -как-то зло говорит он.

-Нет... Просто не хочется мокнуть под дождем, -отвечаю я, поднимаясь на ноги. Облака начинают темнеть... Точно быть дождю.

-А моё мнение тебе уже не важно?! -выкрикивает он, буквально взметнувшись в воздух и затем вновь сев на землю. -Может быть я хочу! Это я могу! Я могу не считаться с твоим мнением! Это мои гребаные сны! -его снова трясет, как тогда на крыше...  Всё, что я могу сделать сейчас - обнять его.


-Прости... -я прижимаю его к себе, пусть это выглядит странно из-за того, что Книжник порядком выше меня. -Давай забудем об этом, хорошо?


-О чем?


Снова неловкое молчание.


-Эй, отпусти меня, это как-то по-пидорски, -легкий смешок со стороны Книжника.

-Пф, как знаешь, -я разрываю объятья, и встаю с земли.


Где-то поодаль послышался тихий стон и возня. Ох черт, наш безмолвный балласт! Совсем забыл про него.

-О боги, небо! -голос балласта оказался совсем еще мальчишечьим. -Интересно, в чем подвох на этот раз?

-Подвох в том, что тебя здесь быть как бы не должно, -задумчиво ответил синеглазый, поднявшись вслед за мной.

-Вы хотите сказать, что мы находимся не в данжоне? -красноволосый попытался приподняться на руках, но вскоре опять рухнул в траву.

-Во всяком случае, не там, где были час назад уж точно. Что тебя потянуло с нами? Дай взглянуть, -брюнет вновь уселся на землю, на сей раз рядом с нашим невольным спутником, и уставился в его глаза. 


Я видел, как вздрогнул этот мальчишка. Я ощущал, как он паникует, словно бы ему хотелось сорваться с места и убежать, словно бы Книжник видел сквозь его глаза что-то такое, что никто не должен.


-Не могу его починить, -брюнет отвернулся, и красноволосый опять рухнул, на сей раз вообще свернувшись в клубок. -Он еще живой.

-Ясен хрен, живой, -взвыл мальчишка.

-Не в том понятии, -вздохнул Книжник. -Ты в коме, мой друг. Если нам повезет, то мы вернемся в твой мир и навестим твою тушку в больничке.

-Тоооо ест' каааак? -с акцентом круче любого настоящего эстонца произнес тот.


И тут я вспомнил, как синеглазый "чинил" моё зрение.

-Ты не можешь починить живого... Значит я мёртв, верно?

-Даваааайте, атакуйте единственного в своем роде проводника своими вопросами, -брюнет всплеснул руками. -Вот этого мне еще не хватало... Хотя... Ты осознаешь себя, Николас? 

-Что ты имеешь ввиду?

-Осознаешь, что это немного не сон? Чувствуешь какие-либо изменения в себе?

-Я бы не сказал... -машинально мои пальцы потянулись к замочной скважине на груди. За пару веков это вошло в привычку... В скважине торчал ключ. -ТВОЮ МАТЬ ТВОЮ МАТЬ ТВОЮ МАААААТЬ!

-Как я и думал. Достань его.

-Книжник я же сдохну, как я его тебе достану, он же повернут, мать его!

-Давай подумаем о том, что пару минут ты сказал, что ты мертв. Дыши глубже. Доверни. Достань. Вооот, молодец, хороший зомби.

-Попридержи выражения, -хмуро произнес я, разглядывая ключ. Тот самый, который всегда у Иоланты на шее висел. Тот самый. 


-Теперь ты можешь узнать всё сам, если того пожелаешь.


Я явственно ощутил, как в моей правой руке появилось что-то довольно увесистое, при ближайшем рассмотрении оказавшееся связкой ключей.

-Зачем они?

-Поднеси связку ко мне и узнаешь, -хмыкнул Книжник. -Еще не придумали метода изучения лучше, чем метод научного тыка.


Один из ключей в связке засветился ровным синим сиянием, стоило мне лишь приблизиться к брюнету. Я взял этот ключ в руки и... Пустота.


Снова перед глазами проносятся те кадры, которые я видел в Шедоузгоне. Но будто исправленные кем-то. Я видел всё по-прежнему глазами Книжника, на этот раз словно восстанавливавшего свои провалы в памяти. В Минестрелию они не дошли, утопив меч в том самом озере, где был убит возлюбленный беловласого эльфа. Мимолетом я увидел сам Шедоузгон, где зародилась иная сущность, похожая на того долговязого... И я довольно быстро понял, что это. Даже видя кадры семейной жизни Морфа, я чувствовал, как тот сходит с ума из-за той потери. Внезапно картинка сменилась на темную комнату, меня словно бы бросили на что-то мягкое, становилось страшно, хотя особых повреждений я еще не получил. Кто-то сильнее, чем я, вжал меня в то, на чем я лежал, второй рукой задирая моё пончо. Попытки сопротивляться не увенчались успехом. Неизвестный прошипел лишь что-то, из чего я разобрал только "ты ответишь за то, что совершил". Затем мое тело пронзила резкая боль пониже спины... И, видимо, я отключился. Следующая возникшая картинка показывала уже какие-то дорожные сборы, я с каким-то животным страхом наблюдал за тем, как мой хозяин уродует себя, обрезая длинные волосы и затем крася их чем-то из миски... Пришлось помогать ему. Затем побег, пустыня...



Не знаю, сколько прошло времени, пока я буквально читал синеглазого. Я чувствовал себя опустошенным, и от последних воспоминаний Книжника становилось особенно мерзко. 


-Теперь я помню, Грешник. Теперь я помню всё, -он нехорошо улыбнулся мне. -Благодарю.

-Это... Это ужасно. То, что ты пережил...

-О, сейчас я понимаю, что действительно заслужил этого, хотя, признаю, Авиер всё же погорячился. Зато теперь моя память собрана воедино и я могу отличить ложные воспоминания, посланные им, от истинных, что он пытался стереть. Теперь я... Свободен.


Его окутало облако черного дыма, затем являя его в ином облике.  Кожа синеглазого стала абсолютно белой, как только что выпавший снег. Облачен он был в плащ, сотканный, казалось, из того самого дыма. Ноги теперь не представлялись чем-то действительно материальным - они казались дымной иллюзией. Книжник не стоял на земле - он буквально парил над ней.


-Думаю, сейчас ты потребуешь обьяснений, -произнес он. Его голос тоже изменился, став более глубоким, и я мог поклясться, что откуда-то еще появлялось эхо. 

-Это верно, -подтвердил я. -Теперь ты можешь рассказать мне?

Брюнет лишь улыбнулся и кивнул.

-Так чего медлишь? Кто ты? Что есть Шедоузгон?

-Мое имя - Кай Ллингвам, данное мне создателем и от которого я, впрочем, отказался. Зови меня Князь. Я не был рожден. Я был создан эспером - незримым советником и спутником эльфа, которого, впрочем, убил при помутнении рассудка. Авиер хотел убить меня тогда, но не смог. Сейчас же ему абсолютно насрать. Эммануэль всё равно осталась призраком Шедоузгона.


Он на некоторое время замолчал, видимо, оценивая, не слишком ли много уже сказал и продолжил: -Шедоузгон - мир демиурга. Дарован Авиеру высшим разумом по имени ДУАУ. В нем заперты все его жизни и несколько так называемых призраков.


-Герда - призрак? -с опаской спросил я.


-О, нет, -расхохотался Книжник. -Герда есть сам Шедоузгон. В каждом мире демиурга есть такая сущность. Я хрен знает, как они выглядят в других мирах, но данная ее форма - моих рук дело. Призраки - это особенно сильные сущности прошлых жизней Авиера. Например, Морф. Он был им слишком долго.


-Так, ладно... А со мной-то что? Чем я провинился?


-Ты? Ничем. Ты был отмечен ДУАУ своей тягой к знаниям. Они это любят и ценят. Поэтому ты теперь лекарь душ, -словно бы само собой разумеющееся произнес Князь. Видя искреннее недоумение в моих глазах, он продолжил: -Ты остаешься при Шедоузгоне. Авиер - демиург. Я - проводник душ. Еще у нас есть пророк, но это было прихотью демиурга, за которую он, собственно, поплатился. ДУАУ лишили его руки.


-Оу, -только и смог выдавить я. -И какие же силы у меня?


-Ты лечишь души. Вот смотри: я могу их визуально чинить, исправлять дефекты, дабы не плодить в разных мирах калек. Ты же исцеляешь память и душевные раны вроде такой херни, как, например, заставившей Морфа превратиться в то, что мы имеем сейчас. Это полезно. И да, теперь ты тоже можешь приводить души в Шед и перерождать их. Моя помощь тебе больше не нужна.


-То есть как не нужна? Как я вернусь туда?


-Просто подумай об этом. А пока что... Вот твоё первое задание - вернуть человека из комы, -он кивком указал на прифигевшего Кассия. Кассия?


-Мне кажется, что я знаю его имя...


-Ах да, ты теперь априори знаешь имена душ. Кроме моей. Даже не пытайся этого сделать, поскольку эсперы особенные в этом плане. Мне пора. И еще на заметку: не используй свои силы на человеке по имени Хэйден Ортвик, в миру живущем под именем Мистер Эвентайм Грэй, -синеглазый сделал странный жест, будто бы козырнув сложенными как для молитвы пальцами, и исчез.



-Вы точно поможете мне? -ошалело пробормотал мальчишка, которого я за глаза называл балластом.

-Я... Попробую. Идем.


Предыдущий эпизод: Следующий эпизод:
Вдох-выдох 6. Бирюльки
Спин-офф 3. Усталость
Вдох-выдох 8. Клубок

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики